25. 2. 2024 |
23:39|
Остановить парниковый эффект

 

Всю Сибирь и европейский север России охватывают тундра и тайга. Превратить болотистую, промерзлую, кочковатую и глубоко заполярную тундру в сухую и ровную саванну и заселить ее мамонтами решил российский эколог, директор Северо-Восточной научной станции РАН Сергей Зимов. Помогают ему в этом крупные травоядные – быки, лошади и бизоны. Так можно ли из тундры сделать степь?

 

Вперед в прошлое

 
Плейстоценовый парк и северо-восточная научная станция – научные организации, расположенные за полярным кругом в поселке Черском Республики Саха (Якутия). Основанная в 1977 году исследовательская арктическая станция сегодня является одной из крупнейших в мире, позволяя круглогодично исследовать экологию, арктическую биологию, мерзлотоведение, гидрологию, лимнологию, геофизику, изменение климата и прочие научные дисциплины. Организация Плейстоценового парка стала попыткой воссоздать экосистему Арктики в позднем плейстоцене или, другими словами, экосистему Мамонтовых степей. По словам ученого, для того чтобы воплотить эту идею в жизнь, нужно заменить современные низкопродуктивные северные экосистемы на высокопродуктивные пастбища с высокой плотностью животных и высокой скоростью биокруговорота.

 
Первые эксперименты по расселению животных Сергей Зимов начал еще в 1988 году. Сегодня Плейстоценовый парк занимает территорию в 16 кв. км и является домом для лошадей, овцебыков, зубров, лосей и северных оленей. Около 60% огороженной территории находится в пойме реки и состоит из луговин и ивовых кустарников. Остальная территория находится на холмах, где преобладают аласные луговины и лиственничные леса. Сегодня Сергей Зимов занимается работой, связанной с парком, а руководство проектом взял на себя его сын Никита.

 
Вернуть бизонов

 
У создания Плейстоценового парка несколько целей, одна из них – возвращение заполярной тундры в мамонтовую степь, которая широко раскинулась здесь много тысячелетий назад. Вернуться назад в прошлое задача, конечно, трудная, – отмечают Зимовы, – но не невозможная. Почему погиб тундростепной биоценоз, ученым до сих пор неизвестно. Кто-то считает, что в этом виновато потепление и увлажнение климата, другие видят причину в истреблении крупных животных первобытными охотниками. С исчезновением большинства крупных животных земля осталась без удобрений, что привело к вытеснению быстрорастущих трав растениями современной тундры (мхи, лишайники, тундровые кустарники), в результате происходит заболачивание тундры. Однако растительные сообщества мамонтовых прерий исчезли не бесследно – некоторые реликтовые участки тундростепей сохранились в полярных широтах на южных склонах сопок, где почва лучше прогревается солнечными лучами.

 
Ключевая роль в Плейстоценовом парке отводится канадским лесным бизонам, которые после исчезновения мамонтов и шерстистых носорогов являются самыми крупными млекопитающими Арктики. К началу ХХ века бизоны, жившие в Канаде и на Аляске, а до Х века до нашей эры обитавшие в Сибири, были практически истреблены, но вовремя принятые меры по сохранению данного вида животных в заповедниках северной Канады помогли оставить популяцию бизонов на земле. Властями Якутии принято решение создать питомник бизонов на юге республики с целью увеличить популяцию и начать расселение животных в дикую природу.

 

 
Обезвредить бомбу

 
Еще одна задача Плейстоценового парка – обезвредить мощнейшую бомбу, заложенную природой. Изменение климата и температурные колебания привели к увеличению содержания парниковых газов в атмосфере, а после многочисленных теплых эпох в природе сохранились весьма мощные газовые источники. Один из них находится на Крайнем севере страны с вечной мерзлотой и многолетнемерзлыми породами. На берегу Колымы можно не только наблюдать ледяные глыбы, но и почувствовать запах хлева при отсутствии коровников. Это и есть запах метана, который присущ скотным дворам. В этом месте метан, будучи частью органического вещества, тысячи лет консервировался в многолетнемерзлой толще. Когда она начинает оттаивать, бактерии разлагают органическое вещество, и метан выходит наружу. Чем дольше сохраняется теплая погода, тем большее количество газа выделяется, и тем длиннее теплый период. Таким образом, развивается самовоспроизводящийся процесс. Но если вечная мерзлота растает, то в атмосферу выделится порядка 500–700 гигатонн углерода – обезвреживанием данной углеродной бомбы занимается ученый Зимов.

 
Замкнуть цикл
На территории парка живут белые лошади, каштановые зубры, черно-коричневые овцебыки и другие представители травоядных. Траву в парке периодически подстригают. Раньше этим занимались животные, утаптывая растительность копытами, сегодня, чтобы избежать появления моховых болот, тундру нужно стричь. Небольшая часть парка превращена в полигон, где собраны разрозненные современники мамонтов. По мнению Зимова, полностью воссоздать экосистему невозможно, однако вернуть на места важные ее элементы вполне достижимо. Результаты налицо: если в начале пути на этом месте чавкало болото, то сегодня в парке раскинулась настоящая кустарниковая саванна.
В том, что ландшафт преобразуется быстрыми темпами, нет ничего удивительного. Уровень осадков в Заполярье небольшой, травы всасывают и испаряют воду быстро, мхи и лишайники, не имеющие корней, способствуют накоплению влаги в почве. Травоядные, которые быстро поедают и утрамбовывают мхи, постепенно превращают тундру в степь, поскольку трава в таких условиях растет быстрее и гуще. Конечные результаты можно будет оценить через несколько десятков лет, а для более полной картины в Плейстоценовом парке нужны хищники – львы и тигры, чтобы естественно регулировать численность травоядных. Кроме того, на территории нужны жуки-навозники, которые будут возвращать питательные элементы обратно в почву для густоты травы и замыкать полный цикл – травы-животные-травы.

VIII бизнес - регата