(342) 2-155-177
24. 5. 2022 |
08:48|
Ювелирный бизнес в России. Сила – на стороне гигантов

 

Санкции, налоговые нововведения, повышение цен на сырье осложнили и без того непростую жизнь отечественных производителей украшений. «РБК Стиль» поговорил с представителями отрасли.

 

Российские ювелирные дизайнеры отчаянно пытаются работать и радовать своих клиентов, даже несмотря на проблемное законодательство, рост цен на сырье и падение потребительского спроса. К неблагоприятным экономическим показателям добавилась и непростая политическая обстановка в мире.

 
Цены на сырье и расходные материалы

 
В России добывают все основные драгоценные металлы: золото, серебро, платину, палладий, но все это биржевые товары, цена на них номинируется в долларах США и потом пересчитывается по курсу национальной валюты. «На 22 февраля 2022 г. учетная цена ЦБ за 1 г золота составляла 4700 руб., а к середине марта уже 7400 руб., цены на драгоценные камни также привязаны к валютному курсу, – говорит глава гильдии ювелиров России Эдуард Уткин.

 
Таким образом, сырье в среднем дорожает на 50–55%, даже добываемое на территории нашей страны».

 
Производители отмечают, что цены на серебро, как правило, следуют за ценами на золото. Кроме драгоценного сырья, ювелиры используют на производстве массу расходных материалов и оборудования. «Формомасса, воск, резина, инструменты, полировальные пасты и абразивы, легирующие добавки – все это закупается за рубежом. Отечественного производства этих материалов не существует, так что сейчас они подорожали вдвое», – продолжает Уткин.

 
Многие западные поставщики отказываются сотрудничать с российскими компаниями. «Полностью оборудовать ювелирный верстак с бинокулярами и бормашинами стоит примерно $10 тыс. Наш самый большой расход – борнасадки швейцарского производства, а новых уже не купить, – вздыхает Дина Насырова, вице-президент международной ювелирной выставки J–1 и директор бренда Ilgiz F. – Даже эмаль, не самая дорогая вещь, уже дорожает из-за логистики: ведь, кроме родной дулевской эмали, все остальное сырье импортное – из Лиможа, Британии, Японии».

 

 
Проблем российским ювелирам добавила текущая международная экономическая ситуация. «Импорт камней и ювелирных украшений максимально затруднился, есть существенные проблемы с логистическими цепочками, катастрофически большая часть перевозок не функционирует из-за того, что авиаперевозчики лишены страхового покрытия и не могут осуществлять доставку на территорию РФ. Огромная часть банков из стран, традиционно импортирующих драгоценные и полудрагоценные камни, отказывается принимать контрактные платежи от российских банков. При этом Россия производит в основном бриллианты, что не покрывает весь ассортимент ювелирных вставок, пользующихся стабильным спросом у покупателей», – считает сооснователь и партнер компании Parure Atelier Василий Фролов.

 
«Мы больше не можем продаваться за рубежом, пока все наши договоренности с европейскими партнерами поставлены на длительную паузу. Коллаборации со знаменитостями и зарубежными компаниями отменены. Глобально планы на экспорт под большим вопросом. Что, в свою очередь, неприятно, но не фатально – мы все же русский бренд. Впрочем, понимая реалии, я не уверен, что и здесь мы будем нужны», – говорит Михаил Барышников, основатель марки Anima.

 
Излишнее внимание государства

 
Россия – единственная страна в мире, в которой золото и бриллианты подлежат государственному контролю, а ювелирная отрасль относится к ведомству Министерства министерства финансов. Будучи контролирующей фискальной структурой, Минфин минфин каждое ювелирное изделие оценивает с точки зрения оборота драгметаллов определенной пробы. «У нас перекос в сторону контроля, – говорит глава гильдии ювелиров России Уткин. – В отчетности Минфина минфина нет показателей развития ювелирной отрасли, роста продаж или объема производства. Оно следит за тем, чтобы ничего не украли и заплатили налоги».

 
Во многом это наследие советского периода, когда государство пыталось отслеживать перемещение любых драгоценных металлов и камней на своей территории. Отсюда проблемы с отправкой ювелирных изделий по почте, высокие пошлины и огромное количество бумажной волокиты – ювелирный рынок во многом регулируется запретами. Государство будто опасается, что его обманут собственные граждане.

 

 
«Мы законопослушные, но мера ответственности весьма велика, и мы чувствуем постоянный надзор за нашей деятельностью», – признается Ирина Окутова, сооснователь бренда Elena Okutova. Ее фирма вынуждена заключить договор с компанией, специализирующейся на бухучете и юридическом сопровождении предпринимательской деятельности. Госнадзору подлежит даже покупка украшения в бутике – его осуществляет Федеральная служба по финансовому мониторингу. «Представьте себе: клиент пришел купить у вас колье за полмиллиона рублей, а вы при этом обязаны потребовать его паспорт и снять копию. Чистое издевательство над бизнесом», – считает ювелир Сергей Изместьев, основатель и владелец Izmestiev Diamonds.

 
«Главная проблема для нас как для российского производителя, который хочет развивать свой бренд не только в России, – это сложность экспорта. Нашим законодательством не предусмотрена доставка украшения на в адрес иностранного физического лица, увидевшего наше изделие на сайте и пожелавшего сделать покупку», – сетует ювелир Лиза Борзунова, основатель компании Liza Borzaya. В цивилизованном мире отправить ювелирное изделие клиенту, живущему в другой стране, можно с помощью курьерской службы FedEx. В России необходимо иметь разрешение на внешнеторговую экономическую деятельность, что предполагает особый вид учета, а саму операцию невозможно осуществить без таможенного брокера, чья работа оценивается минимум в 60 тыс. руб. за единицу товара.

 
Ограничения касаются также участия отечественных ювелиров в международных выставках — для большинства это неподъемные затраты, в том числе на оформление сопроводительных документов. Предприниматели предпочитают вывозить драгоценности как свою частную собственность, оформляя таможенную декларацию.

 

 
Обязательная маркировка

 
Маркировка изделий позволяет полностью отследить жизненный путь ювелирного предмета – от момента добычи сырья до продажи конечному потребителю. Вся информация об изделии содержится в уникальном коде, который предоставляет оператор маркировки Гознак. База данных хранится в ГИИС ДМДК (Государственной интегрированной информационной системе в сфере контроля за оборотом драгоценных металлов и драгоценных камней). «Изначально это была совершенно разумная идея по построению эффективной системы контроля за оборотом ювелирных изделий, – считает глава гильдии ювелиров России. – Первоначально предполагалось нанесение штрих-кодов на бирки украшений. Но со следующего года начинается новый этап маркировки, который обязывает наносить лазерную метку DataMatrix непосредственно на поверхность изделия – этим будет заниматься Федеральная пробирная палата. Эта мера уже избыточная, а кроме того, непродуманная и технически неподготовленная».

 
Формально маркировка украшения осуществляется за счет государства, но производитель должен приобрести программное обеспечение, сканер для считывания кодов, создать дополнительное рабочее место. Для конкретного производителя увеличение расходов составит до 3%, а для отрасли в целом эти дополнительные затраты на ближайшие два года составят 20 млрд руб. К марту 2024 г.ода индивидуальные коды должны получить все без исключения ювелирные изделия, в том числе ныне лежащие на прилавках.

 
Крупный бизнес в лице представителей бренда Sokolov придерживается государственной политики: «Маркировка делает прозрачным учет и контроль оборота не только металлов и камней, но и изготовленных из них изделий, а также служит подтверждением законности и подлинности украшений, защищая в первую очередь интересы потребителя от подделок, поэтому она повышает доверие клиентов, степень их удовлетворенности от сделанной покупки».

 
Противоположную точку зрения выражает Лиза Борзунова: «Цель, которую ставит перед собой эта маркировка, – защита потребителей от контрафакта, – достигнута таким способом не будет. Каждая уважающая себя ювелирная компания выстраивает многолетние отношения с клиентами. Давно понятно, что обманом потребителей построить бизнес в современных условиях невозможно».

 

 
Отмена налоговых льгот

 
Закон об отмене НДС при покупке золотых слитков физическими лицами в качестве альтернативы долларовым инвестициям был подписан 9 марта. «Это правильное решение, но вместе с тем государство опасается, что люди начнут пристраивать свои слитки ювелирным предприятиям, те начнут выпускать продукцию из металла, с которого не уплачен НДС, потом изделия попадут на реализацию в магазин, который тоже не является плательщиком НДС.

 
Так по всей цепочке налог исчезает. Чтобы ликвидировать этот риск, для ювелирной отрасли решили упразднить специальный налоговый режим», – объясняет логику принятого законного акта Эдуард Уткин. До сих пор упрощенную систему налогообложения (УСН) – налог с выручки 6% – могли применять небольшие ювелирные компании до 130 человек, чья выручка не превышала 200 млн руб. в год, а доля других организаций в предприятии составляла не более 25%.

 
Законопроект об отмене УСН на рассмотрение Госдумы внес депутат Владислав Резник. В его пояснительной записке говорилось: «Общий объем дополнительных поступлений НДС в связи с отменой возможности применения специальных налоговых режимов в ювелирной отрасли оценивается в 20–30 млрд руб.». С 1 января 2023 г.ода все ювелиры переходят на ОСНО (общую систему налогообложения) и будут платить 20% налог на прибыль, 20% НДС и до 2,2% на недвижимость, земельный участок и транспорт.

 
Первой отреагировала на нововведение Наталья Брянцева, основательница марки Avgvst, которая написала у себя в инстаграме Инстаграме (российский суд запретил соцсеть в России за экстремистскую деятельность): [новый закон] «убил 1200 ювелирных магазинов и расчистил 45% рынка… Это [нововведение] коснется всей ювелирной отрасли, производств, гранильных мастерских, мастерских по ремонту, маленьких дизайнерских марок – более 10000 предприятий, сотрудники которых останутся без работы».

 
«Уничтожением малого ювелирного бизнеса» называет отмену УСН Сергей Изместьев: «Это абсолютно коррупционный закон, который лоббировали несколько крупных игроков отрасли, и при этом они ловко скрыли его под благовидной инициативой отмены НДС на покупку золотых слитков». Очевидно, что крошечная семейная фирма и градообразующий ювелирный завод не могут применять единую систему налоговых вычетов.

 
Однако сила оказывается на стороне гигантов: «Выравнивание налоговых режимов создает единые правила игры для всей отрасли, – настаивает Артем Соколов, управляющий партнер Sokolov. – Главная причина срочности в принятии закона об отмене УСН – дать людям возможность сохранить сбережения через отмену НДС при покупке золота в слитках в качестве альтернативы валюте и ценным бумагам. Отмена упрощенного режима налогообложения для малых предприятий в сфере оборота драгметаллов неразрывно связана и делает возможным отмену НДС на золотые слитки, поэтому две эти новации принимались одним пакетом».

 
«В течение двух месяцев многие игроки рынка примут решения о сокращении рабочей недели и численности штата (до 30–50%), – уверен Эдуард Уткин. – О закрытии предприятий можно будет говорить осенью. Если государство не окажет помощь реальному сектору экономики, до половины ювелирных компаний закроются ввиду бесперспективности дальнейшего существования». В реестр Федеральной налоговой службы внесено порядка 12 тыс. малых ювелирных предприятий, в которых занято примерно 100 тыс. человек.

Подбор кредитования