(342) 2-155-177
4. 3. 2021 |
17:04|
В России вступил в силу закон об обязательных требованиях к бизнесу

 

Федеральный закон «Об обязательных требованиях в Российской Федерации» с 1 ноября вступает в силу, он имеет ключевое значение в рамках механизма «регуляторной гильотины» и призван создать единообразные и понятные требования для ведения бизнеса.

 

Закон предусматривает признание утратившими силу и отмену до 1 января 2021 года нормативно-правовых актов (НПА) Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти, актов РСФСР и СССР, содержащих обязательные требования, соблюдение которых оценивается при осуществлении госконтроля или надзора. Оценка соблюдения обязательных требований, вступивших в силу до 2020 года, будет недопустима, так же как и привлечение к административной ответственности за их несоблюдение.

 
«Новый закон является элементом реформы контрольно-надзорной деятельности и устанавливает правила принятия обязательных требований. Должны применяться следующие принципы: законность, обоснованность обязательных требований, правовая определенность и системность, открытость и предсказуемость, исполнимость обязательных требований», – пояснил РИА Новости советник уполномоченного при Президенте России по защите прав предпринимателей Антон Свириденко.

 
Руководитель экспортного центра «Деловой России» по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов Екатерина Авдеева объяснила агентству, что новый закон вводит четкие регламенты принятия нормативных актов, в том числе исключает их хаотичное принятие, а также обязывает предоставлять срок не менее 90 дней для приведения бизнеса в соответствие им.

 
Риски для бизнеса

 
В то же время руководитель экспертного центра при уполномоченном при Президенте России по защите прав предпринимателей Анастасия Алехнович заявила агентству, что бизнес видит определенные риски в применении положений закона об обязательных требованиях со стороны контрольно-надзорных органов и судов в связи с тем, что при его подготовке не был учтен ряд важных замечаний бизнес-сообщества.

 
Так, в частности, закон определяет целью установления обязательных требований «защиту охраняемых законом ценностей». При этом, указывает собеседница агентству, в действующем законодательстве не определено понятие «охраняемых законами ценностей».

 
«Использование столь широкой категории в законе делает применение его положений непредсказуемым и высокорискованным для всех подконтрольных субъектов, в том числе из-за возможности произвольного и субъективного толкования содержания таких охраняемых законом ценностей должностными лицами контрольно-надзорных органов, непредсказуемости судебной практики», – полагает Алехнович.

 
Кроме того, закон сузил понятие «обязательных требований» исключительно до требований, установленных НПА, что создает коллизию с законом «О техническом регулировании».

 
«В ближайший год институт уполномоченных будет очень внимательно анализировать правоприменительную практику и вносить предложения по совершенствованию как самой системы требований, так и федерального закона», – заявила Алехнович.

 

 
Комментарий

 
О ФЗ «Об обязательных требованиях»: зачем, почему и что есть обязательные требования?

 
31.07.2020 был подписан Федеральный закон от 31.07.2020 № 247-ФЗ «Об обязательных требованиях в Российской Федерации» (далее – ФЗ № 247-ФЗ). Согласно положениям указанного закона вступает он в с 01.11.2020 г., за исключением отдельных положений.

 
Во-первых, хотелось бы отметить парадоксальное название указанного ФЗ № 247-ФЗ, исходя из буквального толкования которого, допустимо предположить, что положения, содержащиеся в ФЗ № 247-ФЗ, являются обязательными, а все остальные – нет. Однако исходя из содержания приведенного закона необходимо отметить, что названный федеральный закон определяет лишь правовые и организационные основы установления и оценки применения содержащихся в нормативных правовых актах:

 
• требований, которые связаны с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности и оценка соблюдения которых осуществляется в рамках государственного контроля (надзора), муниципального контроля;

 
• оснований для привлечения к административной ответственности;

 
• требований для предоставления лицензий и иных разрешений, аккредитации;

 
• оценки соответствия продукции, иных форм оценки и экспертизы.

 
Таким образом, положения ФЗ № 247-ФЗ не содержат непосредственных обязательных требований, а лишь описывают и определяют основные начала (организационные начала) создания и издания обязательных для исполнения нормативно-правовых требований. Между тем, возникает справедливый, но риторический вопрос: «Неужели существовала действительная необходимость издания закона о том, «как писать требования», и законодатель (правоприменитель) не знал, на каких принципах выстраивать регулирование?».

 
Во-вторых, необходимо отметить, что ФЗ № 247-ФЗ не распространяется на отношения, связанные с установлением и оценкой применения обязательных требований:

 
• составляющих государственную тайну или относимых к охраняемой в соответствии с законодательством Российской Федерации иной информации ограниченного доступа;

 
• устанавливаемых в сфере обороны, государственного оборонного заказа, военно-технического сотрудничества, государственной безопасности, государственной охраны, внутренних дел (за исключением требований в части обеспечения безопасности дорожного движения), гражданской обороны, противодействия преступности (в том числе, противодействия терроризму), оперативно-розыскной деятельности, охраны общественного порядка, обеспечения общественной безопасности, противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения, оборота оружия, обеспечения безопасности объектов топливно-энергетического комплекса и антитеррористической защищенности объектов (территорий), деятельности подразделений охраны, частной охранной деятельности и частной детективной деятельности;

 
• устанавливаемых при угрозе возникновения и (или) возникновении отдельных чрезвычайных ситуаций, введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации на всей территории Российской Федерации либо на ее части;

 
• в сфере действия законодательства Российской Федерации о налогах и сборах, бюджетного законодательства Российской Федерации, законодательства Российской Федерации о валютном регулировании и валютном контроле, законодательства Российской Федерации о таможенном регулировании и таможенном деле в Российской Федерации;

 
• в области использования атомной энергии, обеспечения ядерной и радиационной безопасности и охраны важных государственных объектов;

 
• устанавливаемых стандартами и порядками оказания медицинской помощи, клиническими рекомендациями и федеральными государственными образовательными стандартами;

 
• устанавливаемых нормативными правовыми актами, которыми признаются подлежащими применению и (или) вводятся в действие на территории Российской Федерации

 

Международные стандарты финансовой отчетности и Международные стандарты аудита, устанавливаемых федеральными стандартами бухгалтерского учета, разрабатываемыми на основе Международных стандартов финансовой отчетности, а также устанавливаемых Центральным банком Российской Федерации.

 
Таким образом, все предположения о том, что принятие ФЗ № 247-ФЗ обусловлено режимом повышенной готовности, связанного с угрозой распространения коронавирусной инфекции, а также порой хаотичным принятием нормативно-правовых актов на разных уровнях законодательной власти, необходимо исключить.

 
Наконец, нельзя не отметить некоторые положения, которые могут найти позитивный отклик у представителей предпринимательского сообщества, а именно п. 7 ст. 13 ФЗ № 247-ФЗ:

 
В случае действия противоречащих друг другу обязательных требований в отношении одного и того же объекта и предмета регулирования, установленных нормативными правовыми актами разной юридической силы, подлежат применению обязательные требования, установленные нормативным правовым актом большей юридической силы. В случае действия противоречащих друг другу обязательных требований в отношении одного и того же объекта и предмета регулирования, установленных нормативными правовыми актами равной юридической силы, лицо считается добросовестно соблюдающим обязательные требования и не подлежит привлечению к ответственности, если оно обеспечило соблюдение одного из таких обязательных требований.

 
Таким образом, допустимо предположить, что в случае если законодатель или ведомственный орган допустил разночтение в нормативно-правовых актах, правоприменители и коммерсанты не будут страдать и привлекаться к административной ответственности, в случае если соблюдают одно из предписанных требований.

 

Валерий Белов,
кандидат юридических наук, руководитель группы, юридический департамент INGKA GROUP RUSSIA, редактор дайджеста новостей
торгового и потребительского права юридического института «М-Логос»
Источник:
https://www.law.ru/person/1389