(342) 2-155-177
22. 11. 2019 |
08:06|
Многое можно предсказать еще до того, как начался пожар!

 

Сибирские пожары – это миллионы гектаров горящего леса и дым над территорией от США до Европы. Канада тоже регулярно сталкиваются с лесными пожарами. Русская служба RFI обратилась к канадским противопожарным службам, чтобы узнать, как справляются с проблемой лесных пожаров по другую сторону Тихого океана.

 

Горящий лес, дети в респираторных масках, огонь у поселков и покрытые слоем пепла машины – эти невыносимые кадры в последние дни распространяются по социальным сетям. На 1 августа 300 тысяч человек подписали петицию российского Greenpeace, где говорится: «Власти приняли решение не тратить деньги на ликвидацию пожаров: это дорого, и все равно там, где горит, никто не живет».

 
Русская служба RFI обратилась за разъяснениями к специалистам из Канады, где климат похож на российский. Канада, как и Россия, регулярно сталкивается с проблемой лесных пожаров. Канадское министерство природных ресурсов связало RFI со специалистом по поведению огня и управлению лесными пожарами Даниелем Перракисом. Прежде чем заняться научными исследованиями, Даниель Перракис пятнадцать лет проработал в канадском Агентстве управления лесными пожарами, из них семь – в провинции Британская Колумбия, на западном побережье страны. Он объяснил, что в Канаде тоже существует подобная российской практика –тушат далеко не все пожары. И рассказал, почему.

 

Даниель Перракис: В Канаде часто делают точно так же – пожары не тушат, лес оставляют гореть. Особенно в северных районах. Думаю, что ситуация довольно схожая с Россией. У нас похожая экология, и, хотя породы деревьев другие, но совокупность экосистем та же. И пожары тоже похожи.

 
Бороться с лесным пожаром стоит, только если существует непосредственная опасность для населения, для инфраструктур, для коммерческих лесных ресурсов. В южной части Канады, где численность населения больше, чем на севере, тоже тушат все пожары без исключения. И стараются делать это как можно быстрее – с участием пожарных, с применением пожарных самолетов, способных бороться с огнем водными бомбардировками, и с другими технологиями.

 
Но когда есть такая возможность, то есть когда нет непосредственной опасности, управляющие лесохозяйствами решают оставить огонь, не тушить. Это редко случается в населенных зонах на юге, но очень часто – на севере страны. Сейчас также стали признавать, что пожар – естественное для северных лесов явление. Этот процесс участвует в экологическом равновесии системы. Он представляет собой экологическую встряску, способствующую обновлению флоры. Пожар позволяет деревьям и всей растительности обновить поколение и, в конечном счете, помогает сохранению биологического разнообразия. Правда, сейчас мы сталкиваемся с вопросом изменения климата, потому что климат сам перестал быть естественным. И это проблема.

 
Как рассказывал в интервью RFI руководитель противопожарного отдела российского Greenpeace Григорий Куксин, изменения климата в сочетании с лесными пожарами, действительно, представляют собой серьезную проблему. Так, если ветер в Сибири раньше нес дым к малонаселенным северным и восточным зонам, то в последние годы он переносит его на запад. Дым уже перевалил через Урал в европейскую часть России.

 
В этом году север канадской провинции Альберта тоже был охвачен пожарами. Как и в Сибири, там стоит засушливое лето, а ветер в этом году особенно сильный. Десять тысяч человек были эвакуированы. Жителей поселка Слэйв Лейк, например, предупредили об эвакуации за восемь часов, когда огонь подошел на расстояние 30 км. Дым от этого пожара распространился вплоть до города Эдмонтон с населением в 817 тысяч человек. Правительство ежедневно рапортовало о состоянии воздуха, предупреждая об опасности смога для здоровья.

 
Из 28 очагов пожара самый крупный охватил территорию в 2 300 км2 (230 тысяч гектаров). Для эвакуированных были организованы центры временного содержания. Даниель Перракис рассказал, что на борьбу с пожарами в Альберте были брошены все противопожарные службы страны, и объяснил, как происходит тушение в удаленных зонах.

 

Даниель Перракис: Все гораздо дороже, когда район очень удаленный. Для тушения нужны и деньги, и человеческие, и технические ресурсы. Чтобы вы понимали – в Канаде, в северных областях ежегодно регистрируются тысячи лесных пожаров. А население, например, на северо-западе, на территории примерно в 1,2 миллиона км – не более 40–45 000 человек. Невозможно тушить все эти пожары. И не нужно мешать явлению, которое, в общем-то, является естественным для этой экосистемы.

 

 
Небольшие пожары могут даже быть полезны. Они уменьшают количество горючего материала. Если бы не было малых пожаров, то в случае большого пожара леса сгорели бы почти полностью. Потому что растительность была бы гораздо более плотной. И такой пожар был бы не просто сильнее, он охватил бы более значительные территории. Просто потому, что мы не дали предыдущим пожарам создать не заросшие лесом зоны. Конечно, когда в зоне пожара существуют населенные пункты, проблема совершенно другого свойства. На севере Канады тоже есть автохтонные поселения, к которым невозможен подъезд транспорта. Но такие случаи, когда пожар непосредственно касается людей, очень редки.

 
Самым дорогостоящим пожаром в истории Канады стал пожар 2016 года все в той же Альберте. По словам Перракиса, он обошелся стране «в миллионы долларов». А первоначальные страховые выплаты уже составили девять миллиардов канадских долларов. В тушении участвовали 3 000 пожарных, более 110 вертолетов, около 30 самолетов и 300 единиц тяжелой техники (бульдозеры и др.).

 
Из разговора с канадским исследователем стало понятно, что пожар такого масштаба, как в Сибири, потушить уже невозможно. Приходится ждать дождей, которых метеосводки пока не предусматривают. В таком случае, почему было не погасить огонь в самом начале, пока он не распространился на огромные территории?

 
Даниель Перракис: Наиболее эффективно, конечно, тушение огня в самом начале. Это так и называется первичная стадия тушения. Если можно немедленно послать самолеты, вертолеты и пожарных, то за день можно погасить очаг пожара. При условии, конечно, не слишком экстремальных погодных условий. Такие операции ежегодно проводятся тысячами в Канаде, и, я уверен, в других странах.

 
Но когда пожар затрагивает очень удаленную зону, все становится гораздо сложнее и дороже. Несмотря на спутниковое наблюдение, такой пожар труднее обнаружить. На карте возникает маленькое красное пятно, и нужно отправлять самолет и людей, чтобы проверить, в том числе, масштабы пожара. А когда нет дорог (как я понимаю, в сибирских лесах дорог нет) и когда пожар находится вдалеке от населенных пунктов, тушить можно только с воздуха.

 
Противопожарные самолеты очень эффективны, когда нужно замедлить распространение огня. Водная бомбардировка и сбрасывание огнегасящего состава способны задержать его на несколько часов. Но с помощью самолетов невозможно погасить пожар. Нужны пожарные. При отсутствии дорог пожарных сбрасывают десантом. Это гораздо более медленный и опасный способ. А в экстремальных условиях и в условиях засухи, ветра пожар распространяется очень быстро.

 

 
Как я уже говорил, все эти усилия есть смысл предпринимать, когда в опасности человеческие жизни и населенные пункты. Но если это просто такие пожары, которые всегда случаются в экологической системе леса и не угрожают людям, то лесохозяйства всегда оставляют лес гореть.

 
Главный вопрос – как отличить очаг, который можно оставить гореть, от пожара, который необходимо погасить. Кто может гарантировать, что небольшой пожар не вырастет в огненный смерч?

 
Даниель Перракис: Иногда решение бывает довольно простое: это слишком далеко и слишком дорого, пусть горит. Но иногда статистика и научные методы моделирования ситуации приводят к более сложным решениям. Конечно, угроза распространения огня всегда существует. Тогда, в первую очередь, изучают предысторию, предыдущие годы. Смотрят, какой был самый большой пожар в этом регионе. Например, 100 тысяч гектаров или 200 тысяч.

 
В Канаде еще не во всех регионах хорошо изучена история пожаров, но мы думаем, что самый большой пожар, имевший место в стране за последние несколько веков, охватил площадь в полтора миллиона гектаров. Кроме того, для прогнозирования прибегают к помощи специалистов по климату. Необходимо понимать, в каком направлении летом будет дуть ветер. Кроме того, распространению огня, несомненно, способствует засуха. Поэтому изучается влажность почв, уровень осадков. Во всех регионах мира такая информация обычно существует. Ветер связан с другими климатическими явлениями, он не дует сам по себе куда хочет. Можно предугадать основные направления ветров. С помощью этих баз данных и данных по предыдущим годам можно очень многое предсказать еще до того, как начался пожар. Эти прогнозы моделируются еще зимой, а потом уточняются с первыми весенними днями и на протяжении лета. Но стратегии разрабатываются, и все это планирование проводится задолго до сезона пожаров и до того, как выносится решение – оставлять ли лес гореть или тушить огонь. Все регионы, которые занимаются управлением пожаров, занимаются планированием противопожарных операций.

 
В сибирских лесах существуют «зоны контроля», на которых пожары можно не тушить, если расходы на тушение превышают предполагаемый ущерб. Однако, как объясняет Григорий Куксин из Greenpeace, это «выделенные зоны лесов, в которых ведется лишь наблюдение за пожарами, причем только космический мониторинг. Как правило, эти территории либо вне зоны авиапатрулирования, либо на самой его границе: нет смысла тратить деньги на обнаружение пожаров с самолета, если их не будут тушить».

 
Он подчеркивает, что «зоны контроля» занимают почти половину лесного фонда. Туда входит «почти вся Чукотка, очень большая часть Якутии, Корякский округ в Камчатском крае. Практически все тундровые, лесотундровые пожары попадают в зону контроля, и их никто не тушит». В этих зонах не должны находиться ни населенные пункты, ни участки осваиваемого леса. Тем не менее, там встречается и то, и другое. В интервью RFI Григорий Куксин также отметил, что 90% теперешних пожаров находятся именно в этих зонах, и что главная задача для предотвращения пожаров в будущем – пересмотр границ этих территорий.

 
Отдельный вопрос в пожаротушении – как справляться с последствиями пожаров. Специальный сайт канадского правительства оповещает о качестве воздуха и мерах охраны здоровья.

 
В случае эвакуации канадцы должны обращаться в муниципальную службу помощи погорельцам. Им предоставляют временное жилье, одежду или финансовую помощь на ее приобретение, психологическую и медицинскую помощь. Могут передержать домашних животных, получить и доставить почту.