(342) 2-155-177
3. 12. 2020 |
01:28|
Над пропастью во лжи

 

Для купирования негативных последствий мирового финансового кризиса 2008 года были предприняты беспрецедентные меры по спасению системообразующих банков. ФРС США эмитировала, по оценке комиссии конгресса, 16 триллионов долларов, которые были влиты в «Большую пятерку» американских и европейских банков. 

 

Для предупреждения банкротства европейских стран остальные государства Большой двадцатки скинулись на значительную сумму в 430 миллиардов, переданную для финансирования антикризисной программы в МВФ. Но сегодня ситуация изменилась, прежние методики не сработают.

 
Во-первых, масштаб финансовых пузырей намного больше, чем пирамиды деривативов, обрушившиеся в 2008 году. Во-вторых, не стоит ожидать той международной солидарности в борьбе с финансовым кризисом, которая проявилась в прошлый раз в создании Двадцатки ведущих стран мира.

 
В-третьих, финансовые санкции США дискредитировали доллар в качестве мировой валюты. Для России, Ирана, Венесуэлы, КНР и многих других стран, пострадавших от этих санкций, доллар стал токсичной валютой, все операции с которой приобрели повышенный риск.

 
В-четвертых, высока вероятность перетекания галопирующей инфляции с финансового рынка США в реальный сектор и на потребительский рынок.

 

Сергей Глазьев,
министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии

 
Угроза национальной безопасности

 
Уязвимость российской экономики от внешних угроз предопределяется ее периферийным положением в мировой финансово-торговой системе. Выполняя рекомендации МВФ, российские денежные власти держат национальный финансовый рынок открытым для международных спекулянтов и закрытым для реального сектора экономики. Удерживая ключевую ставку выше средней рентабельности реального сектора и ограничивая свои операции исключительно привлечением денег коммерческих банков, Банк России блокирует кредитование производственных предприятий.

 
При этом финансовые власти искусственно удерживают денежную массу в спекулятивном обороте, фактически субсидируя за счет государства привлечение иностранных спекулянтов путем завышения доходности своих долговых обязательств, которая втрое превышает рыночную оценку риска. Заимствуя по квазинулевым процентным ставкам доллары, фунты и евро, международные спекулянты вкладываются в многократно более доходные российские обязательства. Эта хорошо известная своими негативными последствиями практика сarry trade работает как насос, откачивающий российский национальный доход за рубеж.

 
Фактически денежная политика ведется в России в интересах финансовых спекулянтов. Денежные власти гарантируют им сверхприбыли и стимулируют переток денег из реального сектора в финансовый, а далее за рубеж. При этом основная часть (от 60 до 90%) оборота на российском валютно-финансовом рынке совершается американскими хедж-фондами, а также аффилированными с ними лицами. После того как Банк России отпустил обменный курс рубля в свободное плавание, именно они им манипулируют, раскачивая в целях извлечения сверхприбыли за счет обесценения рублевых доходов и сбережений российских физических и юридических лиц.

 

 
Общий ущерб от проводимой Банком России денежно-кредитной политики с момента выполнения рекомендаций МВФ по переходу к свободному плаванию курса рубля и взвинчиванию ключевой ставки в 2014 году оценивается в 25 триллионов рублей недопроизведенной продукции и более 10 триллионов несовершенных инвестиций. При этом спекулянты на манипулировании курсом рубля «наварили» десятки миллиардов долларов, а вывоз капитала составил за этот период около 250 миллиардов долларов. Только атака на рубль в декабре 2014 года принесла ее устроителям спекулятивную прибыль в размере 15–20 миллиардов, и можно предположить, что потери от нынешней, 2020 года, атаки будут еще более масштабными.

 
Другим следствием такой политики стали беспрецедентная офшоризация и беззащитность российской экономики от финансовых санкций. Они легко достигают своих целей, как это было наглядно продемонстрировано с установлением американского контроля над РУСАЛ. С учетом того, что более половины прав собственности на промышленные предприятия оформлены на нерезидентов из англосаксонских офшорных юрисдикций, никаких мер по защите от ведущейся США гибридной войны российский мегарегулятор не предпринимает, фактически потакая агрессору.

 
Возгонка и обрушение российского финансового рынка западными спекулянтами в 1997–1998, 2007–2008 и 2014 годах каждый раз обходились России потерей пяти процентов ВВП и вывозом десятков миллиардов долларов национального дохода за рубеж. Несмотря на этот негативный опыт и вопреки общепринятой в мире практике валютного регулирования, ЦБ продолжает самоустраняться от выполнения своей конституционной обязанности обеспечения устойчивости национальной валюты. Перевод курса рубля в свободное плавание в сочетании с отменой ограничений на трансграничное движение капитала и приватизацией Московской биржи в пользу заинтересованных финансовых структур привели к утрате государственного контроля за валютно-финансовым рынком, который стал манипулироваться спекулянтами в целях извлечения сверхприбылей на его дестабилизации.

 

 
Неуправляемая болтанка курса рубля разрушает замкнутые на внешний рынок воспроизводственные контуры российской экономики, порождает инфляционные волны и дезорганизацию производства. Утрата ценностных ориентиров и лихорадочное состояние финансового рынка влекут падение инвестиций и вывоз капитала. Безуспешные попытки Банка России стабилизировать макроэкономическую ситуацию путем завышения ключевой ставки (как это было в 2014–2015 годах) на фоне прекращения внешнего кредита оборачиваются всякий раз падением инвестиций и производства, снижением доходов и торговли. Обесцениваются сбережения, растет безработица, ухудшается уровень жизни населения. Тем самым достигается цель американских атак – ухудшение внешних условий функционирования российской экономики трансформируется в полномасштабный кризис политикой денежных властей.

 
Без введения ограничений на трансграничные спекулятивные операции российский финансовый рынок будет оставаться игрушкой в руках американских спекулянтов, наживающихся на его раскачке. Продолжающаяся безбрежная денежная эмиссия доллара, евро, фунта и иены (как показано выше, их объем вырос после начала мирового финансового кризиса 2008 года более чем в пять раз, почти до 20 трлн долларов США) создает потоки спекулятивного капитала гигантской мощности, даже небольшой переток которого на российский рынок вызывает его дестабилизацию, создает риски враждебного поглощения российских активов, угрожающие национальной безопасности.

 
К сожалению, из печального опыта кризисов 2008 и 2014 годов, в ходе которых российская экономика пострадала намного больше любой из стран Большой двадцатки, выводы так и не были сделаны. Сегодня денежные власти делают те же ошибки, последствия которых могут негативно сказаться на и без того уже пять лет снижающихся доходах населения. При этом механизм организации спекулятивной атаки на российскую валютно-финансовую систему остается тем же и включает следующий алгоритм действий.

 

 
Введение США и ЕС санкций с целью закрытия внешних источников кредитования российских компаний. Сегодня они обрушились на Роснефть, «Газпром», РУСАЛ, Ростех, генерирующие большую часть валютной выручки. Обвал стоимости акций российских предприятий с целью обесценения залогов и досрочного прекращения кредитных договоров, запуска цепной реакции margin calls, провоцирующей лавину банкротств. С учетом криминализации института банкротств это влечет долгосрочное падение эффективности российской экономики и предопределяет снижение ее конкурентоспособности.

 
Обвал курса национальной валюты с целью сокращения возможности рефинансирования внешних долгов компаний из рублевых активов. Решение ЦБ о переходе к свободному плаванию курса рубля в 2014 году позволило иностранным банкам (Сити-Морган, Кредит Свисс, Дойче Банк) без всякого риска сработать на понижение курса рубля и дестабилизировать макроэкономическую ситуацию. Сегодня они делают то же самое вместе со своими агентами на российском рынке. Как тогда, так и сейчас падение курса рубля намного превысило возможное влияние снижения нефтяных цен. Об этом свидетельствует относительная устойчивость национальных валют других нефтедобывающих стран.

 
Цикличность провалов

 
Тогда, как и сейчас, обвал курса и дестабилизация валютно-финансового рынка стали возможными вследствие самоустранения ЦБ от контроля над ситуацией. Московская биржа (МБ) и ЦБ не воспользовались ни одним из общепринятых в мировой практике инструментов для пресечения спекулятивной атаки на рубль: торги рублем не останавливались, гарантийное обеспечение по срочным контрактам не повышалось, валютная позиция коммерческих банков не фиксировалась, деньги спекулянтов не резервировались, временные ограничения на вывоз капитала не вводились. Валютные интервенции Банка России следовали с запозданием, после того как игра спекулянтов на понижение курса уже была сделана. При этом валютные интервенции без фиксации целевого уровня обменного курса не останавливают, а, наоборот, поддерживают спекулятивную атаку против рубля. Словно насмехаясь над беспомощностью мегарегулятора, сегодня самые наглые игроки вместо него объявляют целевые показатели курса рубля, открыто манипулируя валютным рынком, а государственные телеканалы доводят эти цели до широкой общественности, провоцируя нужную спекулянтам панику и ажиотажный сброс рублей.

 
Из изложенного выше следует, что дестабилизация российской валютно-финансовой системы в очередной раз стала результатом хорошо спланированной операции, в которой противник использовал ЦБ и МБ как инструменты финансового обслуживания спекулятивной атаки с целью подрыва механизмов воспроизводства российской экономики. Для этого заблаговременно были подменены целевые параметры денежно-кредитной политики, из числа которых вопреки Конституции исключили обязанность ЦБ по обеспечению устойчивости национальной валюты, а также внушена российскому руководству ложная концепция «таргетирования инфляции».

 

 
Прискорбно, что совершающие атаки против рубля международные спекулянты полностью владеют информацией о ситуации на российском валютно-финансовом рынке, получая ее от персонала МБ, зная алгоритмы работы ЦБ, контролируя депозитарно-клиринговые центры и в режиме реального времени отслеживая движение средств и ценных бумаг на биржевых площадках, торгующих российскими активами. Пассивность денежных властей, публично отказавшихся от ответственности за стабильность рубля, обеспечивает спекулянтам безрисковое манипулирование российским валютно-финансовым рынком.

 
В 2014 году в результате спекулятивной атаки нашей экономике был нанесен колоссальный ущерб: снижение капитализации фондового рынка на 400 миллиардов долларов, обесценение сбережений, потери банковского сектора на триллион рублей, двукратное обесценение национальной валюты и повышение инфляции, прекращение кредитования производственной сферы, втягивание экономики в стагфляционную ловушку. Деструктивное воздействие нынешнего валютно-финансового кризиса на российскую экономику только предстоит оценить: уже сейчас фондовый рынок опустился на 300 миллиардов долларов.

 
Таким образом, проводимая Банком России политика обречена на провал, что влечет нарастающее технологическое отставание и снижение конкурентоспособности российской экономики. Это неизбежно через небольшой период времени приводит к девальвации рубля и новой инфляционной волне. Такие волны накатывают с периодичностью примерно в пять лет, что соответствует средней длительности научно-производственного цикла.