(342) 2-155-177
11. 8. 2022 |
20:09|
Новые реалии мировой экономики

trends

 

Мир выходит из глобального кризиса, как в предыдущие два – 30-х и 70-х годов, – с некоторыми новыми геоэкономическими и геополитическими конфигурациями, явно с новыми подходами к механизму управления, экономическому мейнстриму. С этой точки зрения вряд ли сейчас можно прогнозировать серьезные, радикальные, нетехнологические изменения.

 

Владимир Мау, ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, член Президиума экономического совета при Президенте Российской Федерации

Владимир Мау, ректор Российской академии народного хозяйства
и государственной службы при Президенте Российской Федерации, член Президиума экономического совета при Президенте Российской Федерации

НОВЫЕ «БОГАТЫЕ»
Стран, которые успешно решали задачи сокращения разрыва с наиболее развитыми странами, за последние 150 лет было очень мало. Тут самая загадочная ситуация, конечно, с Китаем. Ему предстоит переориентироваться со значительного внешнего спроса на внутренний, огромный китайский рынок позволяет это делать. В Китае возник мощный средний класс, а это значит, что перед ним стоят политические преобразования. И то, что Китай подошел к серьезным трансформациям, по-моему, очень важный вызов на следующие 15 лет.
Хотя, как говорит второй закон экономического прогнозирования, кризис случается позже, чем ты его прогнозируешь, но раньше, чем ожидаешь. Это, наверное, применимо и к Китаю. С точки зрения конкурентоспособности одним из ключевых вопросов для России является оценка перспективных темпов экономического роста. Дискуссия о долгосрочной стагнации, имеющей корни в возникшей экономической модели, реальна. Для меня главная проблема сейчас – не как выйти из кризиса, а как войти в новую модель экономического роста. Если экономике не мешать, кризис остановится, а вот колебания вокруг нуля, –0,5+0,5%, – это основной вызов, хотя раньше всегда считалось, что если экономика выйдет из кризиса, она будет расти.

 

АВТОВАЗ – ЕЩЕ РАЗ?
Основной проблемой, относящейся к опыту России, мне представляется, прежде всего, нейтрализация ресурсной зависимости. По-другому это можно назвать диверсификацией экономики и экспорта. Когда мы говорим об импортозамещении, это, конечно, проблема ХХ века. Лозунг импортозамещения чем плох? Тем, что он обычно ассоциируется с тем, что надо запретить иностранные товары и производить плохонькие, но свои. В наших условиях импортозамещение имеет смысл как стимулирование несырьевого экспорта. Тот импортозамещающий товар хорош, который приспособлен на внутреннем и внешнем рынке.
Поддерживать ли АвтоВАЗ – любимая тема. Если он показывает план, при котором треть машин идет на экспорт, – да, а если это замена «Фордов» – то скорее нет. Следующий из значимых пунктов – бюджетные приоритеты – то, что повышает совокупную факторную производительность. А это транспортная инфраструктура, обеспечивающая связанность страны, и человеческий капитал. Не надо путать с ростом зарплаты в здравоохранении и образовании.
Мы прекрасно понимаем, что образование, здравоохранение и пенсионная система в современном развитом обществе не могут быть такими, какими были в индустриальном обществе. Это очень важно с фискальной, социальной, инвестиционной точек зрения.
Следующий факт, который мы недооцениваем, это проблема адресности социальных усилий. Социальные услуги государства должны быть все более индивидуальными. В этом смысле повышение пенсионного возраста – та же адресная проблема. Это очень важно с точки зрения не только экономии бюджетных средств, но и концентрации денег, существенного увеличения пенсионных доходов тем, кому это реально нужно. Думаю, через поколение мы придем к тому, что пенсия будет возрастным пособием по бедности и инвалидности, и точно так же, как богатые платят за свою медицину, пусть они обеспечивают себе пенсию. Мы должны признать, что все к этому идет.

 

realiiНАШ ТРЕК
Нынешнее поколение 30–40-летних, я уверен, на государственную пенсию не рассчитывает. Чем лучше экономическая ситуация в стране, тем меньше зависимость людей от пенсии и бесплатного здравоохранения, тем больше они будут полагаться на собственные доходы и на индивидуальный выбор услуг. И последний фактор – внешнеэкономическая открытость, включая вовлеченность в глобальные цепочки стоимости, формирование своих. Нельзя сбрасывать со счетов членство в ВТО, которая трансформируется в систему региональных торговых союзов, что при любой геополитике для нас исключительно важно. И я бы не отказывался от тезиса «Европа от Лиссабона до Владивостока» – единого общего рынка, к которому мы придем.

Нас часто сравнивают с Китаем. Но Россию допустимо сравнивать с Китаем применительно к 1920–30-м годам. Тогда уровень экономического развития был сопоставим.
С точки зрения структурной политики, если основной трек Китая – задействование внутреннего рынка, основной наш трек – экспортный рынок. Российский рынок недостаточно широк для потенциала, который несет в себе российская экономика. В этом смысле стимулирование экспорта исключительно важно.
Завершу двумя цитатами. Первая – то, что внеэкономические факторы гораздо важнее, чем экономические. Шутка в том, что есть фраза из 1921 года, когда в начале НЭПа советское правительство приняло декрет о гарантии вкладов в банках, а нэпманы сказали: «Мы все равно деньги не понесем, потому что вы гарантируете сохранность вклада, но не жизни вкладчика». И это первый ключевой тезис. И второй, не менее важный, уже из конца 1920-х, когда шла дискуссия об экономическом росте. Тогда часть экономистов Госплана возражали против искусственного завышения темпов роста, потому что это может привести к экономической катастрофе. И С.Г. Струмилин тогда сказал знаменитую фразу: «Лучше стоять за высокие темпы роста, чем сидеть за низкие». Эта фраза тоже должна обозначать наше понимание долгосрочного развития экономической жизни.

Из материалов Красноярского экономического форума. Установочная дискуссия: «Структура экономики-2030. Баланс государственного и частного секторов».

 

NB-ДОСЬЕ

Владимир Мау,
доктор экономических наук, профессор, доктор философии (PhD) Уни-верситета Пьер Мендес Франс (Гренобль, Франция) по специальности «Прикладная экономика», фр. Science economique appliquee, ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, член Президиума экономиче-ского совета при Президенте Российской Федерации, действительный государственный советник Российской Федерации I класса (2001), член Президиума экономического совета при Президенте Российской Федерации.
1981 год – окончил Московский институт народного хозяйства им. Г.В. Плеханова по специальности «Экономист, планирование народного хозяйства».
1993–1994 – советник первого заместителя председателя Правительства Российской Федерации Е.Т. Гайдара.
С 2011 года – член научного совета Российского совета по международным делам.

Подбор кредитования