(342) 2-155-177
11. 8. 2022 |
20:46|
Михаил Хазин: нужно менять внутреннюю политику
Михаил Хазин, публицист, теле- и радиоведущий, экономист, статистик, журналист

Михаил Хазин, публицист, теле- и радиоведущий, экономист, статистик, журналист

Яркий публицист, теле- и радиоведущий, экономист, статистик, журналист Михаил Хазин известен своими смелыми прогнозами и непредвзятыми суждениями. Его экономические обзоры, как и политические эссе, находят как сторонников, так и явных противников. В своих многочисленных интервью, публикациях и блогах он высказывает собственную точку зрения. Можно соглашаться или вступать в дискуссии с ним и его сторонниками, но не заметить его не получится.

 

О ВЫБОРАХ В США
На пороге не глобализация, а альтернативные процессы – регионализация. К власти в США рвутся новые изоляционисты. Трамп выиграл праймериз в Нью-Йорке, теперь ничто не помешает выиграть номинацию от Республиканской партии. Клинтон пока представляет альтернативные силы – финансистов. Но если Трамп будет руководителем США, то политика изменится радикально. Ее пример мы видим на Ближнем Востоке. Там эти же силы – изоляционисты и финансисты – представлены Клинтон и Джоном Керри. Если выигрывает Трамп, то Россия становится региональным лидером. Абсолютно очевидно, что это потребует радикальных изменений во внутренней политике, не только потому, что мы пришли к совершенно негативному итогу управления либеральной команды – экономический спад продолжается уже много лет и будет продолжаться, но и, более того, сегодня мы видим, что эта команда начинает работать против страны. Классический образчик – политика ЦБ. У ЦБ есть конституционные обязанности – обеспечивать стабильность российской валюты. И по итогам 2015 года в рейтинге всех мировых валют по стабильности мы заняли последнее место.

 

Если выигрывает Трамп, то Россия становится региональным лидером. Абсолютно очевидно, что это потребует радикальных изменений во внутренней политике, не только потому, что мы пришли к совершенно негативному итогу управления либеральной команды – экономический спад продолжается уже много лет и будет продолжаться, но и, более того, сегодня мы видим, что эта команда начинает работать против страны

О ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ
У Путина две основные темы: внешняя политика и интересы России.
Во внешней политике три года назад он начал радикально менять ельцинскую модель, сложившуюся в начале 90-х, которую лучше всего сформулировала Кондолиза Райс: «Интересы России заканчиваются на ее правительстве», и она предполагала, что Россия не имеет права ни во что вмешиваться за пределами своих границ. Вот эту модель Путин изменил радикально, именно за это против нас были применены санкции – не за Крым, не за Донбасс и не за Сирию. За то, что была изменена модель: у России есть интересы за пределами ее границ. Это изменение было принято, поддержано, рейтинг Путина подскочил. Но эта тема уже закрыта. Теперь от него ждут того же самого во внутренней политике. Почему наш ЦБ целенаправленно гробит нашу экономику, опускает нашу валюту, проводит такую политику, что за год мы «съели» экономический спад на четыре-пять лет вперед?
При продолжении этой политики итогом нынешнего года будет минус 3–3,5%, по прошлому году было минус 8–10% ВВП, и это будет продолжаться. Это понимают все.
А вот если придет Трамп к власти, тогда ситуация изменится.

 

О САНКЦИЯХ
Санкции противоречат правилам ВТО. Но членам ВТО можно их вводить, однако если мы попытаемся закрыть рынки, нам начнут орать, что мы нарушаем правила ВТО. Я всегда говорил, что в нынешней ситуации вступление в ВТО нам невыгодно. Оно нам было выгодно в начале 90-х, когда у нас было машиностроение, но мы свое самолетостроение, например, закрыли по собственной инициативе. В частности, Христенко из компании Чубайса закрыл производство абсолютно конкурентоспособного современного ИЛ-96, потому что «как мы смеем делать свои самолеты, если их производят Boeing и Airbus?». И вот вам результат… Люди, которые считают, что мы не смеем производить свои самолеты, и тащат нас в ВТО. Я считаю, что это ошибка, и она сегодня всем понятна. И никакой «санкции» пока не последовало.
О ВНУТРЕННЕМ КРИЗИСЕ В СТРАНЕ
Это системный кризис политической модели. Когда в рамках той структуры управления, той элитной группы, которая этим занимается, представлены интересы только двух общественных групп – олигархов и чиновничества, и это больше не работает, эта модель больше не работает и должна рухнуть. Поскольку скоро выборы, кризис усиливается, я склонен считать, что актуальность всего этого начнет проявляться уже осенью, с началом предвыборной кампании. Поэтому я хочу в этом процессе, выборах участвовать. Не жажду стать депутатом – это специфическая деятельность. Во-первых, наши депутаты законы не пишут – их пишут на деньги западных компаний соответствующие лоббисты. Но эту практику тоже надо заканчивать, и хорошо бы, чтобы, коли уж закон написан, то депутат хотя бы его прочитал. Они не читают. Но я-то читаю!
О «ВРЕМЕННОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ»
Большевики в свое время выехали за счет того, что решили проблемы, которые стояли перед тем обществом. Сегодня у власти «временное правительство», полный аналог компрадорской буржуазии, только тогда оно у власти находилось с февраля по октябрь, а нынешнее – уже 25 лет, и, конечно, эти люди напакостили очень сильно. Если бы не было Первой мировой войны, то правительство тоже могло бы сидеть очень долго. Еще раз повторю, что общественные группы не были многочисленными, крестьянство не было представлено в политической системе и той, и этой. И по этой причине, когда большевики пришли и сказали, что учитывают интересы крестьян, все пошли за большевиками, и гражданскую войну в результате выиграли. А сегодня не представлены ни крестьянство, ни производители, ни военные, ни бюджетники: врачи, учителя, социальные работники, ни малый и средний бизнес, – только олигархи и чиновники. А ситуация напряжения нарастает. Поэтому я думаю, что эта модель будет меняться. Но в реальности в новой модели будут учтены интересы только тех групп, которые проявят политическую активность. Именно поэтому я решил идти на выборы от партии «Родина», которая формально представляет интересы тяжелого машиностроения, оборонки, но фактически – инновационного сектора. Это партия, которую можно «раскрутить» на политические действия, потому что партии, которые сейчас представлены в думе, – это бюрократические чиновничьи структуры, вертикаль, главное начальство входит в администрацию президента, «шаг влево – шаг вправо» они боятся до безумия.
О ПРОМЫШЛЕННОЙ РЕВОЛЮЦИИ
Еще в 70-е годы все писали о том, что грядет эпоха роботов, которые очень быстро вытеснят человеческий труд. Да, возможно, и тогда было возможно. Вопрос в стоимости. Выяснилось, что, например, китайские кули обходятся дешевле, а в Индии на стройках нет подъемных кранов – рабочие все поднимают сами. А если вы рабочим дадите немного денежек, они что-нибудь купят, и этим обеспечат спрос. А все технологически сложное оборудование денег стоит, его надо разработать, произвести, и поэтому очень часто оказывается, что все это нерентабельно. Потому что вы имеете 10 тыс. человек, которые ни в чем не нуждаются, и пару миллионов тех, кому есть нечего, и пусть они что-нибудь делают, чтобы заработать на еду. Поэтому не думаю, что технологическая революция сейчас полезна и правильна.
Приведу пример. Современный кризис, который носит структурный характер, в США выражается в том, что искажена структура доходов-расходов домохозяйств, которые тратят намного больше, чем получают. Эта разница образуется за счет роста долга домохозяйств, роста долга государства и снижения сбережений. Это с одной стороны. А с другой – в Китае абсолютно аналогичный разрыв, только там он носит другой характер. Там, если вы попытаетесь переориентировать экспортную продукцию на внутренний рынок, то, чтобы китайские крестьяне эту продукцию покупали, им надо будет давать каждый год $2–2,5 трлн. В США им уже выдают, а в Китае еще нет. В чем проблема? Давайте повысим производительность труда в китайском сельском хозяйстве. Да, конечно, это очень легко сделать, проблема в другом: что значит вдвое повысить производительность труда в китайском сельском хозяйстве, где занят миллиард человек? Это значит, что современную продукцию смогут производить пол-миллиарда. А куда девать вторую половину?! Все, тема закрыта – это сделать невозможно. Вот какие задачи сейчас стоят перед человечеством, и никакая производственная революция тут не поможет. Вы можете, заплатив миллиард долларов, продлить производственную жизнь какому-нибудь Рокфеллеру, пересадив ему сердце, и он будет жить 120 лет. Но какое это имеет отношение к жизни человечества? А если сейчас грянет кризис, то эти все технологии умрут, потому что для своего продвижения они требуют больших денег. А их нет. А то, что всякие «Мазда», «Тесла» получают огромные дотации от государства, потому что убыточны, об этом никто ничего не говорит. Вот когда у нас АвтоВАЗ получал дотации, – все орали, а о том, что «Мазда» – никто ничего не говорит. Поэтому не нужно путать: есть пиар и пропаганда, а есть реальность. Поэтому очень многие из тех изменений, которые сегодня активно пропагандируются, существуют только в пиар-пространстве.

 

ОБ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИИ
Могу сказать, что у нас есть предпосылки к росту 5–7% в год на протяжении 10–15 лет. Но для этого надо заняться реальным импортозамещением. Как правительству Касьянова было запрещено говорить о промышленной политике, так и это слово было легализовано лично Путиным лишь летом прошлого года. Опять-таки импортозамещение – это комплексная программа развития. Но никаких программ никто не пишет, и все ждут, что «оно пойдет само». Вот, казалось бы, рубль низкий, создавайте производство… При ставке 15%?! Какой смысл? Легче наладить производство где-нибудь в Белоруссии или Казахстане и потом завозить сюда продукцию. На это ЦБ отвечает, что ставка соответствует экономическому росту. Тяжелый случай! Во всех странах цены на бензин падают, когда нефть падает, у нас – растут, притом что бензин мы производим сами, мы даже не закупаем его по импорту, чтобы свалить все на высокий курс доллара.

 

Если вы хотите добиться изменений на политическом уровне, то надо и говорить на политическом, а не на экспертном уровне. У меня были надежды, что мою экспертную позицию кто-нибудь подхватит, но обнаружил, что ее подхватывать уже некому, потому что все наши политические партии встроены в бюрократическую систему

О ВЫБОРАХ
Я потому и пошел на выборы, что мне есть что сказать, и моя позиция – позиция эксперта, и я не один. Есть группа конструктивных оппозиционеров, многие руководители крупных компаний туда входят. Но нужно понимать, что если вы хотите добиться изменений на политическом уровне, то надо и говорить на политическом, а не на экспертном уровне. У меня были надежды, что мою экспертную позицию кто-нибудь подхватит, но обнаружил, что ее подхватывать уже некому, потому что все наши политические партии встроены в бюрократическую систему. Еще три-четыре года назад было бессмысленно, потому что понятно, что политическая модель меняться не будет, и новая партия не будет играть никакой роли. Сегодня ситуация изменилась. Поэтому я решил свою позицию вынести в политическое поле. Если она будет поддержана какой-то частью населения, мы будем искать союзников и заниматься политической деятельностью. Сейчас политическая деятельность – это вывод в политическое поле интересов и мнений крупных общественных групп. И основной бедой СССР было то, что он не умел работать с активны-ми людьми. В 30–50-е годы на этих людей делали ставку, и они строили СССР, а потом их стали загонять за Можай, чтобы они не мешали «уважаемым людям красиво жить». В результате СССР рухнул. Сегодня эти активные люди сконцентрированы в малом и среднем бизнесе, и эту линию надо двигать, причем нам нужны не спекулянты, а строители, машиностроители, ученые. Именно поэтому партия «Родина», а не кто-то другой.

Подбор кредитования