23. 6. 2017 |
00:01|
В ожидании «чуда для Москвы»

 

Прошлый год прошел под знаком укрепления национальной валюты. С максимума в 83,6 рубля за доллар, зафиксированного 22 января, рубль усилился до отметки 60,65. 15 февраля курс доллара к рублю на открытии торгов Московской биржи снизился на 26 копеек до 56,84 рубля по сравнению с уровнем закрытия предыдущих торгов. Таким образом, впервые с 22 июля 2015-го курс доллара опустился ниже отметки 57 рублей. Курс евро также установил рекорд, опустившись ниже отметки в 60 рублей впервые с 3 июня 2015-го. Как долго будет продолжаться такая тенденция, и какие факторы будут способствовать развороту к ослаблению российской валюты?

 

Тенденция риска
Слишком крепкий рубль, с одной стороны, мешает экспортерам, с другой – способствует росту дефицита федерального бюджета. «В 2016 году мы в полном объеме выполнили все планы по использованию Резервного фонда – 2,1 трлн рублей. Трата Резервного фонда на следующий год должна составлять 1,1 трлн рублей.

 
По тем курсам рубля так и должно было быть, но по нынешнему – Резервный фонд уменьшился до 985 млрд рублей, потому что курс окреп. То же самое по Фонду национального благосостояния – совокупный объем средств на конец года мы ожидаем 4,4 трлн рублей, из них в ликвидной части 2,8 трлн рублей», – сообщил журналистам министр финансов РФ Антон Силуанов.

 
Неудивительно, что когда в начале 2017-го рубль взял новую высоту, со стороны руководителей правительства последовали еще более жесткие словесные интервенции. «Я вижу тенденцию риска, что если у нас рубль будет укрепляться столь динамично, как это было в прошлом году, если сегодня говорят уже в цифрах, что 55 рублей появятся на рубеже ближайшего квартала или полугода, то мы потеряем конкурентное преимущество», – подчеркнул глава Минпромторга Денис Мантуров, выступая на Гайдаровском форуме.

 
В конце января Минфин опубликовал на своем сайте сообщение о начале закупки валюты на внутреннем рынке уже с февраля. В рамках нового механизма ЦБ будет скупать доллары «в объеме дополнительных нефтегазовых доходов», то есть доходов от превышения фактической цены нефти над заложенными в бюджете $40 за баррель. По оценкам ведомства, при средней цене нефти $50 за баррель, дополнительные поступления в бюджет составят около 1 трлн рублей (примерно $17 млрд). Таким образом, можно предположить, что при сохранении нынешних нефтяных котировок ежемесячные валютные интервенции могут превысить $1 млрд.

 

Даже если чудо спасения российской экономики произойдет, и мы вновь захлебнемся в победных реляциях, нельзя верить в то, что это надолго – нет ничего более нестабильного, чем курсы валют и цены на сырье в глобальных финансах, от которых мы зависим до мозга костей

 
Договор дороже нефти
Следующий по значимости рыночный фактор, который может привести к развороту тенденции на укрепление рубля, – это, безусловно, цены на нефть, которые до сих пор благоволили отечественной валюте. Как ни парадоксально, растущие нефтяные котировки способствуют падению цен на нефть. Дело в том, что на сравнительно высоких нефтяных котировках весьма активно вводятся в строй новые буровые установки в странах, не входящих в ОПЕК (которая, как известно, сейчас снижает добычу). Так, по данным Baker Hughes,
за неделю с 14 по 20 января 2017 года в США было введено в эксплуатацию 29 новых нефтедобывающих установок – это максимальный показатель, начиная с апреля 2013 года. В Канаде за тот же период добавилось 23 буровых. Всего же на 20 января в США насчитывалась 551 буровая, на 8% больше, чем годом ранее. В Канаде за год число работающих установок выросло на 44%. По мнению экспертов, рост буровой активности в США вызывает опасения рынка, так как в будущем может привести к росту добычи и компенсировать эффект от соглашения между странами ОПЕК.

 
Для рынка энергоносителей в предстоящем году существует два основных фактора, которые могут сказаться на балансе спроса и предложения. Первый из них – соблюдение обязательств по снижению добычи, которые взяли на себя страны, подписавшие соглашение в рамках ОПЕК+. При этом несоблюдение договоренностей станет негативным фактором для рынка и приведет к существенному снижению цен. Также игроки ожидают, что договоренности, достигнутые странами-экспортерами нефти, могут быть продлены на вторую половину 2017 года. Вторым важным фактором выступает динамика добычи в Штатах. Она, как минимум, не позволит нефти показать существенный рост и выйти на $70.

 

 
«Фактор Трампа»
Следующей важной причиной, влияющей на рубль – с точки зрения как геополитики, так и экономики, – стал «фактор Трампа». Все аналитики рынка как один твердят о том, что инвесторы взяли паузу до первых реальных шагов Дональда Трампа на посту президента США. Понятно, что предвыборная риторика и конкретные экономические меры – это «две большие разницы». Тем не менее большинство экспертов ожидают ужесточения монетарной политики Федеральной резервной системой в этом году, которая приведет к укреплению доллара, что, в свою очередь, не может не отразиться на рубле.

 
По мнению экспертов, из рубля уходит геополитическая неопределенность, возможно, слишком рано, но так устроен рынок. Спекулянты явно играют на восстановление отношений между Россией и США. Если это действительно произойдет, то рубль может укрепиться вплоть до 48–49 к доллару. Если по первым встречам Путина и Трампа станет ясно, что ожидания ошибочные, то произойдет обратное: откат рубля к уровням 67–68. Словом, чего-чего, а высокой волатильности в рубле в нынешнем году всем хватит.

 

Наслаждаясь «стабильным рублем», не говорите потом, что никто никогда вас не предупреждал о том, что в будущем внезапная слабость поразит нас

 

 
Скрытая угроза
Однако основную угрозу рублю составляют денежные потоки со стороны иностранных инвесторов. Хотя бы потому, что инвесторов этих, по мнению Якова Миркина, заведующего отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН, председателя совета директоров инвесткомпании «Еврофинансы», правильнее называть спекулянтами.

 
«С бессильной злобой мы наблюдаем, как готовится четвертая взрывная девальвация рубля, в точности повторяющая сценарии предыдущих – 1998-го, 2009-го, 2014-го. Стабилизация рубля при чрезвычайно высоком проценте в рублях вызывает огромный приток спекулятивных денег нерезидентов из-за рубежа в операции «кэрри трейд». Грубо говоря, доллары/евро вкладываются в рубли под высокий процент, стабильный или даже укрепляющийся рубль дает возможность их вывести через некоторое время обратно, обратить рубли снова в доллары/евро, получив весьма высокую по мировым меркам валютную прибыль. Это стандартный механизм подготовки будущего валютного/финансового кризиса в России (и не только), который уже трижды сработал и, видимо, может сработать в четвертый раз.

 
А мы всё удивляемся, как рубль может укрепляться при падающей экономике и сжимающемся бюджете! Как? А вот так: на потоке горячих денег, валюты нерезидентов (может, и не только нерезидентов), предъявляющих спекулятивный спрос на рубли, чтобы с высоким доходом вывести их обратно в валюту. У нас быстро нарастает участие нерезидентов на всех сегментах финансового рынка (кроме облигаций, зато особенно в деривативах).

 

 

 
Как говорят сейчас на финансовом рынке? «Рубль держится на «кэрри трейд». А что потом? При первых признаках рисков, первом колебании наступает sudden stop – «внезапная остановка притока капитала» и, наоборот, capital flight – бегство капитала, как это было в 2014-м, да и раньше тоже. Тогда и рубль, и рынки рушатся, а вместе с ними – реальная экономика, и дважды хваленая низкая инфляция. Невозможно верить «крепкому рублю», нельзя уверовать в его «стабилизацию» и нельзя не видеть, что он опять переоценен и мешает, противостоит росту экономики. Каждый финансист-практик верит в будущее ослабление рубля, если не случится «чуда для Москвы» – закрепления надолго цены на нефть на уровне 55 и выше (и стабилизации курса доллара).
Даже если это чудо спасения российской экономики произойдет, и мы вновь захлебнемся в победных реляциях, нельзя верить в то, что это надолго, потому что нет ничего более нестабильного, чем курсы валют и цены на сырье в глобальных финансах, от которых мы зависим до мозга костей. Поэтому, наслаждаясь «стабильным рублем», не говорите потом, пожалуйста, что никто никогда вас не предупреждал о том, что в будущем внезапная слабость поразит нас», предупреждает заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН.

 
Таким образом, можно констатировать, что риски разворота рубля существуют. В наибольшей степени это связано с внешними факторами, например, с динамикой цен на нефть. Просто потому, что те же операции carry trade будут схлопываться только при появлении нестабильности в рубле, что возможно, в первую очередь, в ситуации, когда это углеводородное сырье снова начнет дешеветь.