20. 6. 2018 |
18:33|
Самоизоляция не позволяет достичь прогресса

 

Геополитическая обстановка, цена на энергоносители, отношения с Россией, будущее криптовалют и цифровая эра в экономике…  Давос-2018, самый представительный по количеству мировых лидеров –участников форума, отразил ключевые темы международной повестки дня.

 

О геополитике и международном сотрудничестве

 
Ангела Меркель, канцлер Германии: «Германия хочет быть страной, которая вносит вклад в совместный поиск решения мировых проблем. Самоизоляция не позволяет достичь прогресса. Мы должны сотрудничать друг с другом, протекционизм – неверный ответ».

 
«Единая внешняя политика Евросоюза еще недостаточно развита. Если 27 стран ЕС не будут в состоянии послать согласованный сигнал крупным государствам, таким как Китай, Индия, США и Россия, если внешняя политика будет проводиться на национальном уровне, а мы будем пытаться стать глобальным игроком, у нас это не получится».
Аркадий Дворкович, вице-премьер РФ: «Мы будем продолжать диалог и сейчас это делаем по локальным вопросам и вопросам региональной безопасности, таким как Сирия, Ближний Восток в целом, Северная Корея, Иран, ряд других тем. Этот диалог не прекращался, это правильно абсолютно, потому что без участия США, России, Евросоюза, Китая невозможно решение многих таких проблем».

 
Мехмет Шимшек, вице-премьер Турции: «Обстановка в Сирии и Ираке позволила Рабочей партии Курдистана (РПК) набрать в свои ряды еще больше людей, получить современное вооружение и, таким образом, стать еще более опасной террористической группировкой и угрозой для национальной безопасности Турции. Нас действительно ставит в тупик тот факт, что США выбрали одну террористическую организацию для борьбы с другой, еще более жестокой, то есть с «Даиш» (арабское название запрещенной в РФ экстремистской группировки «Исламское государство»). Всё это напоминает разговор между глухими».

 
Дональд Трамп, президент США: «Мы даем им сотни миллионов долларов в качестве помощи. Эти средства, которые им идут, могут стать предметом обсуждения, если они не сядут за стол переговоров и не начнут переговоры о мире. Хочу подчеркнуть, что Израиль действительно хочет мира, и они (палестинцы) тоже должны хотеть мира, в противном случае мы не будем иметь с ними дел».

 
О ценах на нефть

 
Халед аль-Фалех, министр энергетики Саудовской Аравии: «Я думаю, что в ближайшие 25 лет или около того спрос [на нефть] вырастет на 20 млн баррелей».
Маджид Джафар, исполнительный директор нефтегазовой компании Crescent Petroleum (ОАЭ): «В течение ближайших нескольких лет из-за дефицита инвестиций в отрасли, который мы наблюдали последние несколько лет, если произойдет экономический рост, мы можем увидеть шоковый рост цен на нефть [до $80 за баррель]».

 
Александр Новак, министр энергетики РФ: «Цена нефти в $60 достаточно объективно отражает картину, и, на мой взгляд, это хороший прогноз по отношению к тому, что было год назад. Все говорили еще год назад, что в 2017 году цены будут на уровне $45–55, а сегодня мы видим, что оптимизма добавилось немного».

 
«Я не боюсь сланца – он не решит всех проблем, не закроет рост потребления».

 

Цена на нефть определяется основополагающими факторами. И главный из них в том, что страны ОПЕК подтвердили сокращение добычи, а спрос растет на 1,3–1,5 млн баррелей в день

 
Вагит Алекперов, глава «Лукойла»: «Такое ощущение, что правительства стран, которые производят нефть, не устраивает уже и $70, и начинается снова гонка за «механическим зайчиком»… Мы не должны допустить снова взрывного скачка цен на нефть, как было – $140–150».

 
О российской экономике

 
Максим Орешкин, глава Минэкономразвития РФ: «Мы хотим расти, принимая во внимание демографические вызовы, мы бы хотели расти на 3–3,5%. В течение пары лет мы достигнем этих цифр».

 
«У нас было менее $20 млрд прямых иностранных инвестиций в 2015 году. В 2016-м – был почти коллапс. В 2017 году такие инвестиции составили порядка $20–25 млрд».
«В прошлые годы был турбулентный период в геополитическом смысле. Это повлияло на экономику, и компании, которые инвестировали в те годы, сейчас пожинают хорошие плоды этих решений. Если мы посмотрим на статистику, то увидим ряд крупных сделок, то, что инвестклимат улучшается».

 
«Вы знаете, чтобы быть конкурентоспособным через пять-десять-пятнадцать лет, необходимо чтобы талантливые люди оставались в России… Качество жизни крайне важно».

 
Герман Греф, глава Сбербанка: «Мы видим рекордное снижение инфляции по итогам января, соответственно, ставка ЦБ также будет снижаться. У кредитных ставок нет никаких шансов расти».

 
«Мы, честно говоря, не видим пока никаких драматических изменений, во всяком случае на годичном горизонте. По нашей оценке, курс 56–61руб. за доллар – тот коридор, в котором возможно колебание рубля».

 
Аркадий Дворкович, вице-премьер РФ: «Мы полностью восстановились после рецессии 2015–2016 годов».

 
«Безусловно, это (борьба ЦБ с инфляцией и очищение банковской системы) сопряжено с определенными затратами. Когда вы делаете нечто подобное, процентные ставки очень высоки, и доступ к кредитам ограничен. Вы не можете запускать тысячи новых проектов, когда процентные ставки превышают 10%».

 

Ожидалось, что Россия не сможет после различных санкционных атак восстановить рост, но мы видим, что рост восстановился, особенно со стороны европейского бизнеса

«Мы не думаем, что у нас есть олигархи. Это была концепция 1990-х. Сейчас у нас есть хорошие работающие, социально ответственные бизнесмены, которые заботятся о стране и зарабатывают деньги, занимаясь ответственным бизнесом».

 
«У нас уже несколько лет подряд идет рост производства зерна, мы стали крупнейшими экспортерами в мире, и от наших действий зависит стабильность мирового зернового рынка… Думаю, что в этом сельскохозяйственном году экспорт зерна будет очень высоким, проблемы с вывозом будут решены».

 

 
О санкциях против России

 
Кирилл Дмитриев, глава Российского фонда прямых инвестиций: «Ожидалось, что Россия не сможет после различных санкционных атак восстановить рост, но мы видим, что рост восстановился, особенно со стороны европейского бизнеса. Мы видим очень значимый интерес к сотрудничеству, в частности встречались сегодня с министром экономики Франции. Они видят, что можно усиливать взаимодействие с Россией по бизнесу и инвестициям».

 
«Мы видим резко растущий интерес [к России] со стороны европейских инвесторов и считаем, что сейчас находимся именно в переломном периоде, когда большинство представителей европейского бизнеса говорят о вреде санкций и о том, что с Россией надо взаимодействовать. Немецкие и французские компании будут делать много проектов в России в этом году».

 
Александр Новак, министр энергетики РФ: «Происходит просто смена инвесторов. [Вместо] инвесторов, которым запретили участие в российских проектах, пришли новые, из других регионов. Те, кто перестал участвовать, просто теряют рынки».

 
Мехмет Шимшек, вице-премьер Турции: «Я встречался с моим другом Аркадием Дворковичем. Мы обсуждали, как укрепить и расширить наше сотрудничество. Мы вернулись на путь конструктивных отношений почти по всем пунктам повестки – в торговле, инвестициях, всё идет по плану. У нас нет значимых проблем в отношениях с Россией».
Николай Никифоров, глава Минкомсвязи РФ: «Все санкционные проявления усиливают уверенность российских разработчиков в том, что они востребованы, и усиливают инвестиции в эту сферу. Уже благодаря первым попыткам санкционных проявлений наша IT-индустрия получила внутренний заказ на миллиарды рублей не только со стороны госзаказчиков. Если это давление будет усиливаться, то будут укрепляться позиции российских разработчиков».

 
«Я считаю, что российское ПО может полностью заменить [программное обеспечение Microsoft]. Это, конечно, потребует дальнейших инвестиций и доработки, но вот такие примеры политически мотивированных санкций, я считаю, прежде всего ударяют по самой американской экономике. Это закончится тем, что компания Microsoft потеряет рынок в несколько миллиардов долларов с точки зрения своих корпоративных и государственных клиентов в нашей стране».

 
О цифровом бизнесе

 
Аркадий Дворкович, вице-премьер РФ: «Бизнес думает и о приложениях, таких как Smart City, цифровое здравоохранение, образование, энергетика, цифровой транспорт – все эти приложения уже вызывают живой интерес у компаний».

 
«Не всё при этом должно завершаться патентами. Есть вещи, которые лучше не оформлять в виде патента, а просто иметь у себя. Поэтому не обо всём известно в журналах и регистрах патентов. Но это не значит, что у нас этого нет».

 

Примеры политически мотивированных санкций, прежде всего, ударяют по самой американской экономике. Это закончится тем, что компания Microsoft потеряет рынок в несколько миллиардов долларов с точки зрения своих корпоративных и государственных клиентов в нашей стране

Джордж Сорос, американский миллиардер: «Эти компании часто способствовали либерализации и инновациям. Однако в свете того, что Google и Facebook стали монополиями, более мощными, чем когда-либо, они превратились в препятствия для инноваций и создали массу проблем, которые мы начинаем осознавать только сейчас».

 
О кибербезопасности

 
Николай Никифоров, глава Минкомсвязи РФ: «Цифровизация, интернет, такие проблемы как кибербезопасность – они по своей природе трансграничны, их ни одна страна в одиночку решить не может. Нам нужно всё время договариваться и вырабатывать единые правила игры, мы всегда за это выступаем».

 
«Очевидно, что запрещенная в РФ организация ИГИЛ во многом опирается на вербовку… благодаря интернет-технологиям. Как здесь вести борьбу? У России накоплен очень богатый опыт в этой сфере. Мы будем объединять усилия в этой сфере для того, чтобы победить терроризм с точки зрения информационных технологий».

 
«Государство и операторы пошли на большое количество взаимных компромиссов [при исполнении требований «закона Яровой»] для того, чтобы это было не проблемой, а реально работающим инструментом, который позволит повысить безопасность в стране, в том числе с точки зрения растущих террористических потенциальных угроз».

 
О криптовалютах

 
Кирилл Дмитриев, глава Российского фонда прямых инвестиций: «Мы никогда не будем инвестировать в криптовалюту. Мы рассматриваем возможность инвестирования в несколько инфраструктурных проектов, которые способствуют развитию транзакций с использованием блокчейн, оплатой криптовалютой. Но это платежные системы, которые могут использоваться и без какой-либо криптовалюты».

 
«Для нас очевидно, что биткойн – это пузырь. В России многие люди хотят инвестировать в биткойн, но мы думаем, что это пузырь».

 
Джордж Сорос, американский миллиардер: «Биткойн – это не валюта, потому что валюта должна быть стабильным вложением средств. А валютой, курс которой меняется на 25% в день, нельзя, например, выплачивать заработную плату, потому что она тогда может снизиться на 25% за один день».

 
Источники: weforum.org, tass.ru, izvestia.ru, AFP, Financial Times, interfax.ru, rbc.ru, TANJUG, телеканалы «Россия», «Россия 24»Bloomberg, CNN, CNBC, vesti.ru, vestifinance.ru, ria.ru, vedomosti.ru.