17. 12. 2018 |
17:49|
Росстандарт: с бизнесом нам по пути

 

Развитие ориентированных на экспорт секторов экономики требует обеспечить российским компаниям прямой доступ к передовым стандартам, современным измерительным технологиям и испытательной базе. При этом тематику национальной стандартизации должен задавать сам российский бизнес, как крупный, так и малый. Какую роль могут и должны сыграть отраслевые эксперты и что готово взять на себя государство для активного участия России в глобальной цифровой повестке, рассказал в эксклюзивном интервью журналу NB руководитель Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) Алексей Абрамов в рамках «Иннопрома-2018».

 

Алексей Владимирович, так какую роль Росстандарт (РСТ) играет в экономике страны на современном этапе? Кто или что в фокусе внимания вашей деятельности сегодня?

 
Росстандарт – это федеральный орган исполнительной власти. Я бы сказал, что наша деятельность ориентирована на развитие экономики, отраслей промышленности через защиту прав потребителей и повышение качества и конкурентоспособности российской продукции на рынках. В конечном счете мы работаем на то, что принято называть научно-техническим прогрессом и повышением качества жизни.

 
Для этого есть целый набор инструментов. Это инструменты стандартизации и метрологии, инспекционного контроля качества и государственного надзора на рынке. Чтобы эти инструменты применялись слаженно, в комплексе, своей ключевой задачей сегодня мы видим создание национальной инфраструктуры качества. Она откроет доступ нашим производителям к самым передовым и востребованным стандартам, позволит применять самые современные измерительные технологии и, соответственно, проводить испытания и тестирования российской продукции на качество и безопасность на том уровне, на котором этого требует сейчас глобальный рынок.

 
Что это означает для отечественного бизнеса? Что он сможет быть более конкурентоспособным, фокусируясь в том числе на развитии своего экспортного потенциала. И второй аспект – наш собственный рынок уже не будет таким доступным для третьесортных импортных изделий, производимых «специально для России». Потому что такой импорт перестанут пропускать наши лаборатории за несоответствие стандартам качества и безопасности. Над решением задач в этом направлении мы уже работаем.

 

Сам российский бизнес может принять в этом участие?

 
Без него эта работа не имеет смысла: чтобы осваивать внешние рынки, Россия должна стать активным участником международной стандартизации, что означает – формировать свою повестку на ведущих площадках. И ключевая роль здесь отведена отраслевым экспертам.

 
Должен сказать, что за два года Россия продвинулась в этом направлении, тем более что «войти» в международную стандартизацию мы смогли отнюдь не с пустыми руками. У нас есть исторически сложившийся уникальный опыт, например, работы в полярных условиях. Но придется признать, что до сих пор в этой работе первая скрипка – у государства. А хотелось бы, чтобы она была в руках бизнеса. Пока, к сожалению, он инертен в стандартизации.

 
Может, и неплохо, что инициатива по ключевым направлениям в руках государства?

 
Уверяю вас, что государство знает и помнит о своих приоритетах. Например, о том, что уже завтрашний день потребует от нас подтвердить свой статус одного из лидеров мировой метрологии.

 
По объемам измерительных возможностей мы в пятерке ведущих стран, наряду с Германией, США, Англией и Японией. Но очевидно, что сегодня нам придется удвоить усилия, чтобы сохранить свой международный авторитет.

 
Это, если хотите, геостратегическая задача. Но она включает в себя и вполне утилитарный аспект. Внутри страны крайне необходимо сформировать развитую испытательную базу – сеть аккредитованных лабораторий и центров, которые предоставляют услуги по тестированию продукции быстро, качественно и недорого. Выходя на внешние рынки со своей продукцией, российские предприниматели должны быть уверены в ее соответствии всем необходимым требованиям по качеству и безопасности.

 
И вот здесь вопрос в том, готов ли бизнес к развертыванию базы. Рассчитываем, что предприниматели не будут наблюдать за этим со стороны, потому что очевидно одно: потребуются совместные решения. Мы уже взаимодействуем с крупнейшими предпринимательскими объединениями: РСПП, Торгово-промышленной палатой, «ОПОРОЙ РОССИИ» и «Деловой Россией», отраслевыми ассоциациями и общественными организациями. И должен сказать, чувствуем поддержку, готовность к встречному движению.

 
Вообще вся мировая практика стандартизации строится на принципах добровольности и консенсуса при принятии стандартов. Это означает, что бизнес хочет эти стандарты применять, видит в этом перспективы для своего развития. У нас же привыкли к тому, что государство сверху спускает некие правила, а бизнес придумывает способы их обхода. Такой подход здесь неприменим в принципе, потому что ключевой принцип как раз «обратный» – российский бизнес должен прочувствовать важность стандартизации «снизу», из «недр» самих компаний. На основе технологий, которые в компаниях созданы и которые выгодно развивать без боязни, что от них придется отказаться, потому что отрасль перейдет на другие стандарты, из-за того что кто-то в другой стране оказался порасторопней…

 

Наша главная цель – соответствие российской продукции международным стандартам, что позволит предприятиям выходить на экспорт

 
Сегодня на основе совершенно прозрачных принципов участия в разработке стандартов мы создаем то, что сами называем экосистемой стандартизации. В нее мы приглашаем абсолютно всех – крупные корпорации, средние компании, малые предприятия. Ждем с наработками, результатами в виде любого вида стандартизирующей документации: будь то технические условия, внутренние стандарты организации, корпоративные или отраслевые стандарты. Мы приглашаем всех разработчиков и экспертов по стандартизации, которые в таких компаниях работают. Приглашаем к тому, чтобы эти стандарты загружались в общую для всех нас информационную систему, становились предметом профессиональной, специальной дискуссии и в дальнейшем могли использоваться в том числе для разработки национальных стандартов. А далее выходили на уровень стандартов Содружества независимых государств, где мы активно работаем. И конечно же, повторю, наша главная цель – соответствие российской продукции международным стандартам.
Это позволит отечественным предприятиям выходить на экспорт.

 
Более того, мы предлагаем возможности обучения и помощи компаниям в освоении азов стандартизации и уже возмещаем затраты на разработку стандартов. Для компаний у нас пре­дусмотрены субсидии, которые помогут вернуть до 75% затрат на разработку стандартов. Назову актуальную цифру: на эти цели предприятия могут получить из федерального бюджета до полумиллиона рублей.

 
И еще. В Росстандарте созданы консультативные органы, которые участвуют в формировании нашей повестки, стратегии развития стандартизации, метрологии и оценки. Но самый эффективный инструмент по стандартизации, на мой взгляд, – это технический комитет, в который входят отраслевые эксперты, специалисты профильного бизнеса. Мы уже отрабатываем возможность прямого участия наших компаний в деятельности межгосударственных технических комитетов.

 

Вы упомянули, что рассчитываете на участие малого и среднего предпринимательства. Как малый бизнес сможет принять участие в этой работе?

 
Точно так же – через вхождение в процесс выработки современных стандартов и использование уже существующих. И мы сейчас работаем над тем, чтобы упростить доступ малых и средних предприятий к государственным закупкам. Подготовлен законопроект, который находится на рассмотрении в правительстве РФ, о том, чтобы компании малого и среднего бизнеса могли проходить сертификацию для нужд «Газпрома», РЖД, «Росатома» и других крупных корпораций с государственным участием, в том числе подтверждая свое соответствие национальным стандартам. Для этого в Росстандарте уже действует проект под названием «Нацио­нальная система сертификации».

 
Не секрет, что компаний, которые хотели бы поставлять свою продукцию госкорпорациям, более чем достаточно. Однако для многих серьезным заградительным барьером становится стоимость сертификации, сложность проверочной процедуры, которую необходимо пройти. Росстандарт готов предоставить малому и среднему бизнесу возможность провести основную часть этих испытаний на нашей лабораторной базе. А госпредприятия смогут использовать их результаты при проверке поставщиков.

 

Росстандарт действительно стал активно продвигать Национальную систему сертификации. Каковы выгоды производителя от участия в этом проекте?

 
Национальную систему сертификации мы развиваем как инструмент формирования цивилизованного рынка продукции, прежде всего в потребительском сегменте, где, кстати, малый и средний бизнес наиболее активен. Мы хотим создать для всех производителей одинаково понятные условия, основанные на честной маркировке своей продукции знаком Национальной системы сертификации. А этим знаком является ГОСТ – хорошо знакомый большинству россиян и, к слову, пользующийся у потребителей высоким доверием. Производитель сегодня вправе наносить на свою упаковку указание на конкретный ГОСТ, по которому изготовлена его продукция, но при одном условии: он честно должен пройти испытания в лаборатории Росстандарта. В противном случае Росстандарт, как правообладатель этого знака, такого права не дает, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Очевидно, что выгоду получат исключительно добросовестные производители, которым нечего скрывать ни от потребителей, ни от внешних аудиторов качества. А с недобросовестными производителями мы будем бороться!

 

По инициативе Минпромторга и Росстандарта был принят закон, который с января ввел оборотные штрафы за реализацию контрафактного топлива. Эта мера дала результаты и можно ли ее мультиплицировать на другие секторы массового рынка?

 
Да, после корректировки в этой части Кодекса об административных правонарушениях штрафы заметно возросли. Если в прошлом году общая сумма штрафных санкций за продажу контрафактного топлива составила около 12 млн рублей, то только за первую половину 2018-го заправочные станции и другие топливные компании были о­штрафованы более чем на 28 млн рублей. То есть сила этого инструмента возросла многократно.

 
При этом должен подчеркнуть, что мы не видим смысла делать этот инструмент исключительно фискальным. Но понимаем всю эффективность его с точки зрения профилактики нарушений. Задача в том, чтобы создать условия, при которых компаниям будет невыгодно занижать качественные характеристики топлива. И да, вы правы, эта практика в дальнейшем позволит нам выработать предложения о применении оборотных штрафов в других отраслях. Это может быть оправданным на тех рынках, где сложно выявлять правонарушения, а потому не нарушает на этих рынках только ленивый. При этом нам понятен накопленный ущерб от этого, причиненный и экономическим интересам государства, и кошельку наших граждан, рядовых потребителей, вынужденных пока мириться с беззаконием.

 
Многие предприятия и организации используют средства измерения, которые не внесены в соответствующий государственный реестр. Следовательно, они не подлежат обязательной поверке?

 
Непростой вопрос с точки зрения правового регулирования. Закон об обеспечении единства измерений предписывает проводить обязательные поверки средств измерений в тех сферах общественных интересов, которые охраняются государством. Но закон не указывает, о каких конкретно средствах измерения идет речь. Отраслевые министерства как регуляторы в своих сферах должны утверждать перечни средств измерения, которые подлежат обязательной поверке. Но, к сожалению, не все министерства такую работу выполнили. Кроме того, не всегда эти перечни адекватны цели защиты интересов государства и общества.

 
Поэтому мы считаем, что правительством должен быть утвержден полный список таких средств измерения. Только после этого вопрос о том, что подлежит поверке, а что нет, будет отрегулирован. Мы подготовили необходимые поправки в метрологическое законодательство. Но пока, до их принятия, по ряду средств измерения нужно проводить экспертизу, делая оценку в каждом конкретном случае.

 
Какая роль в работе Росстандарта отведена его межрегиональным территориальным управлениям (МТУ)?

 
Они выполняют функцию государственного контроля и надзора на местах. В ее рамках специалисты МТУ выезжают на проверку, фиксируют нарушения, составляют протоколы. Мы считаем это направление нашей деятельности очень важным и будем его развивать, повышая нашу эффективность. Тут, повторю, важно понимать, что эффективность мы измеряем не суммой собранных штрафов. Наш ключевой KPI – снижение объема контрафактной продукции на рынках, подконтрольных Росстандарту. Для этого мы обладаем необходимым потенциалом, полномочиями и возможностями для проведения, например, внеплановых внезапных проверок и применения таких серьезных санкций, как оборотные штрафы.

 

Возвращаясь к основной теме разговора: как будет развиваться взаимодействие РСТ и бизнеса в среднесрочной перспективе?

 
С бизнесом нам по пути! Вместе мы сможем повысить эффективность стандартов для экономики и получить макроэкономический эффект от их внедрения. Он оценивается в пределах 1% от ВВП. Мы здесь абсолютно открыты и готовы совершенствовать наше законодательство, деятельность технических комитетов, развивать и улучшать экосистему стандартизации – словом, делать всё, чтобы создать для национального бизнеса комфортную среду для работы и решить стратегические задачи, стоящие перед страной в глобальном контексте.

 

NB КОММЕНТАРИЙ

 

Наталья Русакова, руководитель Юридического агентства «Магнат-Пермь», налоговый консультант

Говорить о соответствии российской продукции международным стандартам, на мой взгляд, необходимо. Но исходя из реального положения законодательства РФ об экспорте – преждевременно. Исследуя нормы права РФ о внешнеэкономической деятельности, прихожу к выводу, что наше законодательство несовершенно.

 
Возьмем, к примеру, Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. №164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности». Последняя редакция этого закона – от 13 июля 2015 года. Господа, на дворе 2018 год! Экономика на месте не стоит, её цифровизация непосредственно влияет на внешнеэкономические торговые отношения. А взять нормы законодательства о налогах и сборах – ситуация та же: норм много, полная взаимосвязь отсутствует. Это усложняет ведение бизнеса.

 
Если обратить внимание на то, какие регуляторы создает государство, то мы видим, что главными регуляторами становятся меры запрещенного или ограничивающего характера. Соответственно бизнес, как единый организм, реагирует тем, что многие предприятия и организации, используя те или иные рычаги развития, имеют главную цель – уклоняться от санкций государства, а не развиваться. Готовность государства в действии быть открытым и активным должна быть первоочередной задачей. Как было отмечено, только вместе государство и бизнес смогут достичь поставленных целей и быть друг для друга высокоэффективными!