22. 10. 2018 |
15:12|
Пока гром не грянул

 

Меньше российских мужчин и женщин в мире живут только граждане ЮАР (всего по 50–51 году), индусы (средняя продолжительность жизни которых едва достигает 62–64 лет) и казахи (64–73 года). В России, отметим, средний возраст смерти у мужчин составляет 64 года, у женщин – 75 лет 6 месяцев. Это значит, что женщинам на пенсии предстоит прожить намного дольше мужчин. Для сравнения: в ЕС СВМ составляет 74,5 года у мужчин и 81 год у женщин.

 

Этот пример не только показывает, что в России мужчины отстают от женщин по продолжительности жизни намного больше, чем в ЕС, но и ставит принципиальную проблему, о которой эксперты только начинают говорить.

 
Пенсионный возраст должен учитывать демографический вклад человека

 
Речь идет о том, чтобы пенсионный возраст сделать зависимым как от денежного вклада в поддержание пенсионной системы (отчисления с зарплаты), так и от демографического (количество рожденных детей). В самом деле, почему сумма выплат в пенсионный фонд учитывается, а демографические «выплаты» – нет? Ведь будущее обеспечение пенсионной системы важно точно так же, как и нынешнее.

 
Власти эту идею никак не комментируют, хотя она напрашивается, если стабильное функционирование пенсионной системы является долгосрочной целью. При этом она, можно сказать, не противоречит либеральной идеологии властей и даже вписывается в нее. Так, на днях Госдума отклонила во втором чтении законопроект 2003 г. о «гендерном равенстве». Комментируя это решение, председатель ГД Вячеслав Володин предложил сконцентрироваться на защите трудовых прав женщин.

 

Нынешняя система почти выталкивает женщин на работу, вынуждая бросать детей, то есть как раз усугубляет ту причину, из-за которой не хватает работающего населения, – низкую рождаемость

 
По его словам, необходимо разработать новую версию закона «О государственных гарантиях прав и свобод мужчин и женщин и равных возможностей для их реализации».
«Прежде всего, это касается оплаты труда: иногда сама возможность того, что женщина потенциально может уйти в декрет, становится препятствием для ее продвижения по службе и при определении размера ее заработной платы», – сказал он.

 
С этим трудно спорить. Однако загвоздка в том, что «трудовое равенство» не должно быть избирательным. Если уж равенство, то равенство во всём, что касается труда. Это значит, что если государство начинает борьбу за равную зарплату женщин и мужчин и другие трудовые права, то оно должно установить одинаковый для всех пенсионный возраст, снять запрет для женщин работать на вредных и опасных работах.

 
А дополнительную нагрузку на женщин в виде беременности, родов, кормления, ухода за детьми учитывать в виде снижения пенсионного возраста пропорционально количеству детей.

 

 
То есть чисто трудовые условия одинаковые у всех, но женщина поддерживается в том, что отличает ее именно как женщину. И пусть она свободно выбирает, зарабатывать ей деньги или «работать» любящей мамой и женой (что гораздо труднее). Потому что нынешняя система почти выталкивает женщин на работу, вынуждая бросать детей, то есть как раз усугубляет ту причину, из-за которой не хватает работающего населения, – низкую рождаемость. Это удовлетворило бы и бездетных феминисток, которые хотят быть равными с мужчинами и работать наравне с ними, и тех, кто хочет быть женщинами, женами и мамами и благодаря которым Россия восполняется людьми.

 
Например, генеральный директор АНО «Институт научно-общественной экспертизы», член ОП РФ Сергей Рыбальченко предлагает установить пенсионный возраст для женщин с одним ребенком 62 года, с двумя детьми – 60 лет, тремя – 57, четырьмя – 54, пятью – 50. Такой же принцип можно применить и для мужчин, только за каждого ребенка снижать пенсионный возраст на один год (отцовство тоже отнимает дополнительные силы, хотя и меньшие, чем у матерей).

 
Здесь открывается целое поле возможностей как для улучшения демографического баланса, так и укрепления семьи. Все эти поправки могут и должны зависеть не просто от количества детей, но от того, рождены ли они в браке, в каком по счету (государство должно показать, что оно ценит крепкую семью). Недаром в 1944 году в СССР был принят закон, что матери-одиночки, не состоявшие в браке, не могут претендовать на алименты. Это пример того, что репродуктивное поведение людей должно стать интересом государства. Государство как бы говорило: гуляйте где хотите, только не за счеты казны.

 
Как отмечает директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий, власть исчерпала прежние способы стимулирования рождаемости, а новых не задействовала, и одной из причин является косность мышления.

 

Если государство начинает борьбу за равную зарплату женщин и мужчин и другие трудовые права, то оно должно установить одинаковый для всех пенсионный возраст. А дополнительную нагрузку на женщин в виде беременности, родов и ухода за детьми учитывать в виде снижения пенсионного возраста пропорционально количеству детей

 
Например, в Китае население начнет сокращаться в конце 2020-х, и это неизбежно. Но китайские власти уже два года как отменили ограничение на рождение второго ребенка в семье, действовавшее в течение нескольких десятилетий. Это вряд ли предотвратит ускоряющееся старение и грядущую депопуляцию, но точно уменьшит их негативные последствия.

 
В России же ждут, пока грянет гром. Хотя уже сейчас все говорят о том, что в текущем году население России снова пойдет вниз. В частности, об этом говорится в июльском отчете РАНХиГС «Мониторинг экономической ситуации в России». Поэтому власти должны поставить задачу более масштабно, а не просто «где на ближайшие годы найти деньги на пенсии». Нынешний момент – проверка на историческую зрелость.

 
Сумеют ли власть и общество понять, что проблема пенсий – это, в конечном счете, часть общей проблемы – выживания России в будущем?

 
О чем умалчивает правительство?

 
Из мальчиков, родившихся в прошлом году, до 65 лет доживут только 59% (при условии сохранения смертности на прошлогоднем уровне).

 
До 65 лет сейчас умирают 51% мужчин от общего числа умерших.

 
Доля умирающих до пенсионного возраста мужчин в России в три раза выше, чем в ЕС, женщин – в два раза.

 
Средний возраст смерти мужчин в России всего 64 года.