18. 11. 2018 |
10:56|
Транскаспийский газопровод: конвенция дает добро

 

На августовском на саммите в Актау лидеры России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркмении скрепили своими подписями исторический документ – Конвенцию о правовом статуе Каспийского моря.  Пока ни один из экспертов не ответил на вопрос о том, не будут ли отныне Россия и Иран возражать против строительства Транскаспийского газопровода, который соединил бы туркменский порт Туркменбаши со столицей Азербайджана.

 

Долгие годы Москва и Тегеран, ссылаясь на неопределенность правового статуса Каспия, категорически возражали против прокладки этой магистрали по дну Каспия, несмотря на то, что маршрут газопровода будет проходить по туркменскому и азербайджанскому секторам этого моря. В понедельник, 13 августа, когда на сайте Кремля был опубликован полный текст подписанной накануне Конвенции по Каспию, стало ясно: отныне препятствий для строительства Транскаспийского газопровода не существует.

 
И теперь туркменский газ наряду с азербайджанским может быть доставлен по Трансанатолийскому газопроводу (TANAP) через Грузию и Турцию к греческой границе, где его продолжением станет Трансадриатический газопровод (TAP) в Южную Европу.

 

Туркменский газ наряду с азербайджанским может быть доставлен по Трансанатолийскому газопроводу (TANAP) через Грузию и Турцию к греческой границе, где его продолжением станет Трансадриатический газопровод (TAP) в Южную Европу

 
Итак, открываем статью 14 Конвенции по Каспию, где говорится: «Стороны могут прокладывать подводные кабели и трубопроводы по дну Каспийского моря… Определение трассы для прокладки подводных кабелей и трубопроводов осуществляется по согласованию со стороной, через сектор дна которой должен быть проведен подводный кабель или трубопровод».

 
Сохраняется лишь формальный повод для блокировки строительства Транскаспийского газопровода. Согласно той же статье 14, трубопроводы могут быть проложены по дну Каспия лишь при условии «соответствия их проектов экологическим требованиям и стандартам, закрепленным в международных договорах, участницами которых они являются, включая Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря и соответствующие протоколы к ней». По условиям дополнительного протокола к Конвенции по Каспию все пять прикаспийских стран должны в течение шести месяцев дать свое заключение по поводу соответствия Транскаспийского трубопровода требованиям экологической безопасности.
Впрочем, большинство экспертов в Баку и Ашхабаде сходятся во мнении: Россия и Иран не могут запретить строительство магистрали, лишь вправе потребовать соблюдения при строительстве трубопровода всех критериев обеспечения экологической безопасности. Иными словами, мнение Москвы и Тегерана будет иметь не разрешительный, а скорее уведомительный характер. Логика проста: если бы прокладка любых трубопроводов по дну Каспия была запрещена, то в Конвенции по Каспию не было бы положения о праве прибрежных стран прокладывать магистрали в пределах своих секторов моря.

 

 
Большинство российских экспертов скептически настроены относительно способности Туркмении заполнить Транскаспийский газопровод своим газом. При этом утверждается, что в 2017 году Ашхабад не смог увеличить экспорт своего газа в Китай. Отсюда вывод: Туркмения никак не может стать конкурентом «Газпрома» на европейском рынке. Однако в Ашхабаде не согласны с такой оценкой. Эксперты правительства Туркмении уверены: к 16 миллиардам кубометров газа, которые Азербайджан вскоре будет экспортировать по Южному газовому коридору в Европу, в ближайшие годы при условии запуска Транскаспийского трубопровода прибавятся еще 14 миллиардов кубометров туркменского газа.

 
Что касается запасов природного газа в Туркмении, то эта страна входит в четверку мировых лидеров, имеющих богатейшие месторождения голубого топлива. Британская аудиторская компания Gaffney, Cline & Associates оценила запасы туркменских месторождений «Галкыныш» и «Яшлар» в 26,2 триллиона кубометров. В Брюсселе воодушевлены прогнозами независимых аудиторов по поводу перспектив роста добычи газа в Туркмении. В настоящее время Евросоюз, Туркмения и Азербайджан ведут трехсторонние переговоры об условиях начала строительства Транскаспийского газопровода. Впрочем, официальный Баку предупредил: Азербайджан в этом проекте выполняет лишь роль транзитной страны, поэтому эта страна не собирается вносить свою долю в финансирование строительства газопровода.

 
В перспективе к Транскаспийскому газопроводу хотели бы подключиться Казахстан и Узбекистан. В мае 2007 года эти две страны Центральной Азии согласились наряду с Туркменией экспортировать свой газ в Россию по Прикаспийскому газопроводу. Однако этому проекту не суждено было сбыться: прикаспийская магистраль так и осталась на бумаге. В Москве считают, что страны Центральной Азии отказались от реализации этого проекта под давлением Вашингтона и Брюсселя.

 

Евросоюз, Туркмения и Азербайджан ведут трехсторонние переговоры об условиях начала строительства Транскаспийского газопровода. Впрочем, официальный Баку предупредил: Азербайджан в этом проекте выполняет лишь роль транзитной страны, поэтому эта страна не собирается вносить свою долю в финансирование строительства газопровода

 
Теперь Астана и Ташкент вновь проявляют интерес к экспорту своего газа на мировые рынки. Однако на этот раз не через территорию России, а посредством Южного газового коридора. В сентябре 2017 года в ходе визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в США была достигнута договоренность об участии американского гиганта Exxon Mobil в разработке газовых месторождений Узбекистана. В Казахстане также рассчитывают на иностранные инвестиции для наращивания добычи газа с месторождений «Карачаганак», «Тенгиз» и «Кашаган».

 
Таким образом, в долгосрочной перспективе Транскаспийский газопровод может обеспечить растущий экспорт природного газа из стран Центральной Азии и Азербайджана, что может поставить под сомнение безраздельное господство «Газпрома» на европейском рынке голубого топлива.