23. 6. 2018 |
22:32|
Не нужен томат нам турецкий

 

Эксперты РАНХиГС, Института Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития России в ежемесячном мониторинге подвели промежуточные итоги «помидорной войны с Турцией», которая началась введением Россией с 1 января 2016 года запрета на поставку товаров из Турции после того, как в Сирии турками был сбит российский Су-24.

 

 

15 марта 2017 года Турция отказала России во ввозе продукции с нулевыми ставками пошлин, в том числе зерна, что стало очередным эпизодом «помидорной войны». Эта «война» освободила нишу в России для местных производителей помидоров и огурцов емкостью $0,5 млрд, но, как выяснилось, создала проблемы для российских экспортеров зерна, растительного масла, отходов пищевой промышленности на корм в размере $1,3–1,5 млрд.

 

 
Турция разыграла зерновой гамбит
В ответ на отказ во ввозе товаров с нулевыми ставками представители Минсельхоза РФ заявили, что РФ не приемлет давления и прекратит поставки сельхозпродукции в Турцию. Что, собственно говоря, и произошло – новые ставки пошлин остановили российский экспорт. Например, пошлина на ввоз российской пшеницы и кукурузы – 130%, риса – 45%, подсолнечного шрота – 13,5%, а бобовых – 9,7%. Фактически это означает приостановку поставок российского зерна в Турцию, констатируют Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР), «Совэкон» и Национальная ассоциация экспортеров сельскохозяйственной продукции (НАЭСП). Для российских аграриев это станет тяжелым ударом, говорят зерновые трейдеры: собрав рекордный со времен СССР урожай зерна, РФ и без того испытывает трудности с продажей его на внешних рынках. Мировые цены на зерно упали на 20–25% по сравнению с прошлым годом, а укрепление рубля сделало экспорт и вовсе убыточным из-за расходов на транспортировку.

 
В результате, по данным Минсельхоза, экспорт при рекордном урожае не только не вырос, но даже упал: с начала сезона по 8 марта за рубеж продано 25,6 млн тонн, что на 1,3% меньше прошлогоднего показателя. При этом Турция – один из крупнейших покупателей, с начала года поставки в эту страну обеспечили почти половину всего экспорта. Новый «нож в спину» от Турции – результат «неоднозначных итогов» переговоров президентов России и Турции – Владимира Путина и Реджепа Эрдогана.

 
При этом турецкая мукомольная промышленность на импортном зерне активно развивалась, создавая рабочие места и завоевывая экспортные позиции без расширения производства пшеницы внутри страны. Россия – не единственный крупный экспортер, географически близкий Турции. Очевидно, она без особого труда заменит поставщиков. Например, это может быть Украина, которая производит меньше зерна и растительного масла, чем Россия, но в пересчете на душу населения – в 2–2,7 раза больше. Сегодня на внешнем рынке нет дефицита продовольствия, но есть дефицит платежеспособных покупателей, о чем свидетельствует падение цен на зерно и растительное масло. Это понимают в Минсельхозе, рассматривая возможность продажи продукции в период переориентации на новые рынки с дисконтом.

 

Собрав рекордный со времен СССР урожай зерна, РФ и без того испытывает трудности с продажей его на внешних рынках. Мировые цены на зерно упали на 20–25% по сравнению с прошлым годом, а укрепление рубля сделало экспорт и вовсе убыточным из-за расходов на транспортировку

 
Рычаг ограничения
Основания для продолжения «помидорной войны» со стороны турецкого правительства понятны: Россия не восстановила в полной мере условия взаимодействия с Турцией, которые действовали до 2016 года, из-за чего под запрет попало примерно 60% импортируемого из Турции в Россию продовольствия. Турции удалось переориентировать потоки помидоров, в результате чего она потеряла только 10% экспорта. В страны, которые имеют с Россией особые торговые режимы, – Белоруссию, Азербайджан, Казахстан, экспорт турецких томатов вырос многократно.

 
По мере потепления отношений список запрещенных продуктов сокращался: сначала вернулись цитрусовые, косточковые, лук, цветная капуста, гвоздики и брокколи. Однако под запретом всё еще остаются некоторые продукты, среди которых главный – томаты. Турецкий запрет как ответный шаг выглядит для России более болезненным, чем запрет турецких продуктов Россией для Турции. На фоне обоюдного сокращения торговых операций Турция потеряла за 2016 год относительно 2014 года $1,7 млрд. Вряд ли можно было предполагать, что она станет с этим мириться, имея в качестве ответной меры рычаг ограничения российского экспорта.

 
Чтобы предвидеть, в отношении каких продуктов мог быть введен механизм ответного ограничения, достаточно было взглянуть на структуру российского экспорта. Стабильно основными группами российского продовольственного экспорта являются злаки, жиры и масла, отходы переработки пищевой промышленности. Турецкие чиновники, видимо, так и сделали: решение об ограничении с 15 марта 2017 года было принято именно в отношении продуктов из этих групп.

 
Россия, ограничивая импорт Турции, действовала примерно так же, но менее прицельно. Были запрещены продукты, стоимость импорта которых оценивалась в $1,8 млрд. Именно на такую сумму турецкий продовольственный экспорт и сократился в 2016 году.

 

Сегодня на внешнем рынке нет дефицита продовольствия, но есть дефицит платежеспособных покупателей, о чем свидетельствует падение цен на зерно и растительное масло. Это понимают в Минсельхозе, рассматривая возможность продажи продукции в период переориентации на новые рынки с дисконтом

 
Спор о закрытом грунте закрыт
Как видно из перечня основных продуктов, которые остались под запретом, помидоры занимали в нём главное место. Для российского потребителя этот продукт был важен, поскольку 43% всех импортных помидоров были турецкими. Государство оперативно обеспечило поддержку овощеводства закрытого грунта, внеся этот пункт в Госпрограмму поддержки сельского хозяйства. Еще до этого – в декабре 2015 года – было одобрено 11 инвестиционных проектов по строительству тепличных комплексов. В других источниках говорится об отборе 20 проектов с расчетным объемом субсидий в размере 5,7 млрд руб.

 
Турция настойчиво просила отменить запрет, но Минсельхоз РФ, основываясь на том, что программа импортозамещения уже профинансирована правительством и бизнесом, просьбу отклонил. Затраты государства и бизнеса можно легко подсчитать: по протоколу Минсельхоза об одобрении проектов видно, что субсидии составляют 20% от сметной стоимости объектов. Если принять, что всего было отобрано 20 объектов, то получается, что затраты бизнеса составляют 28,5 млрд рублей, а общие затраты государства и бизнеса – 34,2 млрд руб., или примерно $570 млн (перевод по курсу 60 руб./ $) против $508,3 млн турецкого экспорта томатов и огурцов в Россию.

 
Не рассчитали приоритеты
По мнению экспертов, вопрос о выборе приоритетного направления государственной аграрной политики – поддержки овощеводства закрытого грунта – весьма дискуссионный. Решение было принято без научной оценки и тщательного изучения. Во-первых, не были выделены те регионы, где в теплицах можно получить конкурентные по цене с турецкими томаты. Во-вторых, критерии продовольственной безопасности не установлены в отношении овощей в целом и закрытого грунта в частности. В-третьих, не были учтены природные условия, позволяющие дешевле производить продукт в теплом климате. В-четвертых, закрытие рынка для турецких томатов, выделение госсубсидий для российских производителей происходят в условиях функционирования ЕАЭС. Южный Казахстан, Киргизия, Армения имеют более благоприятные условия для тепличного производства, как и то, что Узбекистан, Азербайджан имеют упрощенный выход на российский рынок. С большой долей вероятности можно говорить, что производители овощей закрытого грунта будут оказывать давление на правительство, чтобы выжить, будут требовать от правительства преференций по энергии, газу, закрытия рынков соседей по ЕАЭС и СНГ.

 

 
Ниша пока свободна
Российский потребитель платит завышенную цену в магазине, потому что она ориентирована на высокую цену российских поставок томатов. Таким образом, торговая война с Турцией из-за зимних томатов принесла в жертву экспорт зерна, масла, отходов масложировой и сахарной промышленности на сумму $1,3–1,5 млрд, судьба которого с точки зрения переориентации на другие рынки не ясна. Выигрыш российской стороны – освобождение для собственного производства ниши стоимостью в $508 млн за счет запрета на ввоз турецких томатов и огурцов. Вопрос, смогут ли ее занять российские производители с ценой, удовлетворяющей покупателя, остается открытым.

 
Глава Минсельхоза Александр Ткачев пояснял ранее, что Россия разрешила ввозить из Турции только дефицитные овощи, отметив, что томатами и овощами страна должна обеспечивать себя сама. «Позиция Минсельхоза следующая: мы прекрасно понимаем, что эту нишу мы должны сами занять и кормить российский народ овощами российского производства», – заявлял Александр Ткачев. Говоря о введении пошлин в 130% на поставку в Турцию зерна, Ткачев отметил, что Россия найдет замену турецкому рынку зерна в ближайшие месяцы.

 
Вице-премьер России Аркадий Дворкович, курирующий в правительстве сельское хозяйство, говорит, что российские власти проводят постоянные консультации с Турцией по торговле сельхозпродукцией, однако спорные вопросы между странами пока остаются, но «мы стараемся находить общий язык». По его словам, если Турция будет препятствовать и дальше поставкам российских товаров, то не исключено, что России придется реализовать ответные меры. «Помидорная война» продолжается.