17. 12. 2018 |
17:22|
Рецепт идеального бизнеса, который «не слипнется»

 

Вероника Белоцерковская, автор кулинарных книг, ставших бестселлерами, популярный блогер, предприниматель, супруга олигарха Бориса Белоцерковского, а также мать троих детей, до 40 лет считала себя социофобом. Но через полтора года жизни на французской вилле она стала знаковой фигурой интернета. Всё началось с того, что она начала писать книги о еде и взяла в руки фотокамеру

 

Белоцерковскую снова захотели все: телеканалы, радиостанции, печатные СМИ. Она совершенно не рассчитывала на коммерческий успех – деньги как таковые супруге олигарха и владелице издательского дома «Собака» были не интересны. Но хотела она того или нет, ее «Рецептыши», «Диетыши» и подборка десертов «Не слипнется» стали востребованными и обсуждаемыми, как и способы воспитания детей, личная жизнь, школы, в которых учатся ее дети, машины, на которых она ездит, а также недвижимость и счета в банках.

 
По словам госпожи Белоцерковской, ее интернет-проект и книжный бизнес «про еду», стали успешными, потому что в них нет вымученности: «Хочу – пишу, не хочу – не пишу». С издательским делом в «Собаке» так не получалось: работать приходилось много, к тому же в довесок к гламурно-вальяжной «Собаке» она докупила издания «Аэрофлот», Time Out
и сайт woman.ru. Параллельно родила третьего ребенка, после чего решила передать управление в руки топ-менеджера: третий декрет ей виделся в спокойствии и умиротворении. На вилле во Франции. Наедине с семьей. И тут понеслось. «Я на это совершенно не рассчитывала, но, наверное, это история о том, что моя деятельность находит отклик. Люди понимают то, что я делаю. Потому что я делаю это честно. Если можно обмануть одного человека и долго водить за нос даже самых близких людей, обмануть коллективное сознание невозможно. Интернет – это очень чувствительное, интуитивное поле, где не работают инструменты, которыми можно пользоваться в быту».

 

В 2017 году общественность узнала, что Белоцерковские разводятся. в интернете ждали откровений, книг, рецептов, но найти удалось лишь цитату двухлетней давности

 
Не сработал в быту способ защиты своей территории на личное пространство «не читать комментарии». Поливать грязью открытый и успешный блог «той самой русской», которая по полгода живет во Франции, принялись все кому не лень. Писали, что она не любит детей (не публикует их фотографии), предполагали, что она сидит на шее у мужа (в декрете ведь!) и несчастлива в браке (17 лет разницы). Считали ее проекты обанкротившимися (особенно после того, как права на авторство «Вкуса Тосканы» были отданы переводчице и кулинару Элле Мартино), а ее рецепты и кулинарную школу – копированием стиля Юлии Высоцкой. После такого винегрета комментарии стали для Вероники Белоцерковской огромным полем для персонального исследования и «личностного роста».

 


«Людей я теперь знаю лучше, чем до прихода в интернет. Теперь я понимаю, что такое агрессивная реакция на меня, что такое эти обезумевшие женщины, для которых я служу источником вдохновения, только с другой стороны. Они поселили меня в свой кристальный ад, который сами себе создают, и сделали меня каким-то драконом, который ко мне
настоящей никакого отношения не имеет. Это интересно наблюдать».

 
Пока она наблюдала, казалось, что и интернет-пространство проглотило Белонику со всеми ее историями, журналами, успехом, детьми и рецептами, и вот снова… Под занавес 2017 года общественность узнала, что Белоцерковские разводятся. На просторах интернета ждали откровений, книг, рецептов, в конце концов, но найти удалось лишь цитату двухлетней давности: «Я очень хорошо помню, когда я развелась с третьим мужем (я 17 лет непрерывно была замужем), я впервые оказалась свободной женщиной. Это было ощущение какого-то физиологического счастья – вот она передо мной, степь, и я стою на холме, и это всё мое, и я могу всем этим пользоваться. Этот подъем, вдохновение, ощущение свободы… Я не могу это объяснить детям».