22. 10. 2017 |
11:18|
Тяжела финансовая доля в совокупном ущербе

 

В России резко выросла доля финансовых преступлений, а лидируют в списке преднамеренные банкротства банков. За последние полтора года Центробанк лишил лицензий более 200 кредитных учреждений – часть санкций была связана с намеренным доведением банков до краха.

 

В 2016-м 76% всего причиненного вреда по оконченным уголовным делам пришлось на финансовые преступления. При этом год от года растут и их объем, и доля в совокупном ущербе. В правоохранительных органах считают, что ЦБ действует слишком медленно, позволяя недобросовестным банкирам скрыться и вывести активы. Изменить ситуацию могут законодательные изменения, существенно расширяющие полномочия ЦБ, которые инициирует регулятор.

 
Информация об объеме финансовых преступлений содержится в «Сводном годовом отчете о ходе реализации эффективности госпрограмм РФ по итогам 2016 года». Согласно ему, сумма причиненного вреда по оконченным уголовным делам в финансово-кредитной сфере составила 201,2 млрд руб. Это 76% от совокупного ущерба – 263 млрд руб. При этом и ущерб от финансовых преступлений, и их доля в совокупном объеме постоянно растут. Так, в 2015 году на их долю приходилось 72,3% от общего причиненного вреда, или 125,5 млрд руб., в 2014 году – 53,8 млрд.

 

Нередко у кредитных организаций проблемы нарастают на протяжении многих лет. При этом они успешно проходят проверки регулятора. ЦБ либо не замечает этих проблем, либо никак не реагирует на них

 
Наибольший объем потерь от финансовых преступлений приходится на преднамеренные банкротства банков. Их число возросло на фоне расчистки банковского сектора, следует из отчета. В 2015–2016 годах ЦБ отозвал лицензии у 217 кредитных организаций, что повлекло за собой увеличение числа преднамеренных банкротств в 2016 году на 6,6%, до 146 преступлений. При этом возврат похищенного имущества находится в прямой зависимости от эффективности действий Банка России, Агентства по страхованию вкладов и их взаимодействия с подразделениями МВД, следует из доклада.

 
В МВД считают, что это взаимодействие малоэффективно. «Отсутствие своевременного информирования от уполномоченного регулятора кредитно-финансовой сферы о процессах, угрожающих стабильности, и возможных правонарушениях, совершаемых руководством и менедж-ментом кредитной организации, не позволяет применять сегодня правоохранительным органам упреждающие меры», – сообщили в пресс-центре МВД.

 

 
Проблема не нова. Председатель Совета федерации Валентина Матвиенко еще в начале 2016 года выражала озабоченность огромными дырами, вскрывающимися после отзыва лицензий у банков. «Нередки случаи, когда у кредитных организаций проблемы нарастают на протяжении многих лет, – указывала она. – При этом они успешно проходят проверки регулятора. ЦБ либо не замечает этих проблем, либо никак не реагирует на них».

 
Несмотря на многочисленные, в том числе крупные, отзывы лицензий в 2015–2016 годах, можно привести лишь два широко известных случая, когда еще до признания банка банкротом были арестованы руководители – собственники банков. В настоящее время возбуждено дело о мошенничестве в отношении одного из крупнейших акционеров Татфондбанка (лицензия отозвана в марте) и председателя правления Роберта Мусина, он арестован. Арестована по подозрению в мошенничестве глава и бенефициар Внешпромбанка (лицензия отозвана в январе 2016-го) Лариса Маркус. Внешпромбанк и Татфондбанк – исторические лидеры по размеру дыры в банках-банкротах: 210 и 118 млрд руб. соответственно.

 

 

Впрочем, возможности ЦБ ограничены. Центральный банк – единственная структура, которая может видеть банковские проводки по корреспондентскому счету банков в режиме онлайн и приостанавливать отдельные операции в банках без решения суда. Однако по закону ЦБ не вправе «вмешиваться в оперативную деятельность» банков, а меры воздействия (ограничения, запреты, отзыв лицензии) может применять только на основании документов о нарушении законодательства или нормативных актов ЦБ.

 
В ЦБ указывают на необходимость совершенствования уголовного законодательства и правоприменительной практики. Банк России прорабатывает, в частности, механизм, который позволил бы передавать правоохранительным органам для расследования вывода активов документы, составляющие банковскую тайну, сообщили в пресс-службе ЦБ. Это позволит быстрее возбуждать уголовные дела и более эффективно применять меры ответственности к недобросовестным собственникам и мене-джерам банков еще до вывода ими активов.
Второе направление по ужесточению наказания за доведение банка до банкротства – изменения в законодательство, «которые позволят решить проблему, связанную с фальсификацией отчетности, и введение в качестве обеспечительной меры ограничения на выезд за границу при наличии признаков преступления еще до отзыва лицензии».
Впрочем, излишнее расширение полномочий ЦБ в данном вопросе тоже опасно: у банков может вовсе не оказаться возможности исправить ситуацию до введения крайних мер, считают эксперты. По словам управляющего парт-нера НРА Павла Самиева, есть очень тонкая грань между наличием финансовых проблем у банка и признаками преднамеренного банкротства, и без достаточных аргументов сообщать об этом в правоохранительные органы невозможно.